Дикая история сына судьи, задушившего экс-супругу: дали два года условно

Share:

Эксперты посчитали состоянием аффекта хладнокровную расправу жителя Махачкалы над беззащитной женщиной

Порой для того, чтобы из преступника сделать жертву обстоятельств и освободить его от реального наказания, нужно совсем немного. Минимум смекалки плюс наличие родных людей в судебной и правоохранительной системах.

Тагир Велагаев в суде.

47-летнему Тагиру Велагаеву, задушившему свою бывшую жену и спрятавшему тело в ковре, повезло. Во-первых, по местным меркам, он уважаемый человек – пенсионер МВД. Во-вторых, он – родной сын экс-председателя Советского районного суда города Махачкалы, в котором и рассматривалось уголовное дело в отношении него.

В результате с Велагаева сначала сняли обвинение в «убийстве», заявив, что мужчина действовал в состоянии аффекта, а потом и вовсе «смягчили» наказание до двух лет условно.

Молодой муж

Шамиль — старший сын убитой 50-летней Умужат Гусейновы решил обратиться в СМИ, после того, как 10 марта суд фактически освободил от наказания убийцу его матери, назначив тому условный срок.

– Все началось в феврале прошлого года. Мне в Астрахань позвонил дядя и сказал что соседи не могут достучаться до мамы. Сначала это не вызвало какой-то тревоги – мама не была общительным человеком, жила в Махачкале одна. Однако через некоторое время из квартиры стал доноситься запах…Когда вскрыли двери, маму обнаружили в ковре. Ее задушили.

Убийцу искать долго не пришлось. Бывший муж убитой Тагир Велагаев во всем сознался на следующий день и написал явку с повинной…

По словам сына убитой, Умужат, или Жанна, как звали женщину знакомые, познакомилась с Тагиром в 1998 году. Новый избранник женщины был на три года ее младше. Разница в возрасте хоть и была небольшой, но сильно сказывалась на поведении и образе жизни обоих. У Жанны уже был маленький сын — Шамиль. Чтобы обеспечить ребенка всем необходимым, женщина привыкла много работать и тащить весь быт на себе. Тагир же только закончил институт и, как сейчас деликатно выражаются, искал себя.


– Можно сказать, что мама вывела его (Велагаева — ред. «МК») в люди. Я прекрасно помню, как у нас в квартире собирались его шумные друзья. Я хоть и был ребенком, но помню, как мама прибегала с работы и разгоняла всех этих непонятных людей, – рассказал «МК» Шамиль.

В 2002 году у пары родился сын. Тагир вроде одумался, нашел работу — приторговывал одеждой на рынке. А потом устроился в правоохранительные органы. Начал с конвойной службы, а затем чудесным образом (не исключено, что ему помогли связи отца — бывшего председателя Советского районного суда) оказался на должности оперуполномоченного уголовного розыска. Способствовал ли чудесам отец Тагира – бывший председатель Советского районного суда? Как говорится, вопрос остается открытым.

Чудеса в жизни Велагаева на этом не закончились.

10 мая 2011 года в Махачкале случилось ЧП. Велагаев со своими сослуживцами охранял общественный порядок в день, когда в Махачкалу с визитом пожаловал глава МВД РФ Рашид Нургалиев. На одной из улиц патруль привлек внимание странный человек. Стражи порядка, среди которых был и Велагаев, подошли к нему, чтобы проверить документы. Но как только они приблизились к нему, раздался взрыв.

– Это был смертник. Товарищи Тагира погибли. Ему повезло. Он получил множественные ранения, но выжил. Мать выхаживала его дома, поставила на ноги, – рассказал Шамиль.

В 2012 году Тагир уволился из органов внутренних дел и вернулся в бизнес — снова стал торговать, на этот раз оборудованием для магазинов.

Через четыре года семью ждало новой испытание. Жанна узнала, что у мужа есть «запасной аэродром» – вторая семья, в которой подрастает ребенок. Новой избранницей Тагира стала жена его бесследно исчезнувшего друга. Жанну больше всего оскорбило то, что когда-то пары дружили и даже проводили время вместе.

– Когда мама узнала, что он завел семью на стороне, то без раздумий рассталась с ним. Он не хотел уходить, но она была категорична. Она не могла пережить предательство и измену, – рассказал Шамиль.

Обманутая женщина подала на развод. А Тагиру ничего не оставалось делать, как уйти в свою вторую семью.

– Он все равно периодически наведывался к матери, устраивал сцены. Незадолго до смерти она приезжала ко мне в Астрахань и рассказывала, что  он приходил пьяным, вел себя агрессивно, – рассказал Шамиль. 

В результате женщине пришлось продать квартиру и переехать в другой район. В новом доме она представлялась Зоей, чтобы бывший муж не смог ее найти. Впрочем, тот все-таки вычислил ее новое место жительства – как никак бывший полицейский.

Труп в ковре

Если сын и родственники погибшей считают, что причиной убийства стали непомерные амбиции и ревность, отягченные злоупотреблением алкоголем, то у Тагира другая версия. Ее он впервые озвучил в кабинете следователя 18 февраля 2019 года, написав явку с повинной.

Итак, обвиняемый рассказал, что вечером, 5 февраля приехал в гости к своему другу. Мужчины жарили мясо, выпивали, общались. По словам Тагира, он на спиртное не налегал, а  выпил пару рюмок. В тоже время его друг честно признался, что была выпита бутылка водки. Когда банкет закончился, Тагир решил проведать бывшую жену.

По его словам, он приехал к Жанне в районе 3 часов ночи. Та приняла его, несмотря на неурочное время. Они мирно пили чай, разговаривали об общем сыне. Затем конфликт – бывшая жена якобы стала требовать деньги на погашение кредита. Ночной гость заявил, что у него таких денег нет и получил жесткий ответ: «Зачем ты сюда приходишь?» Бывший муж грубо «урезонил» женщину. Но Жанна не промолчала.

Обвиняемый позже театрально жаловался на горькую обиду. Вот выдержка из его показаний:

«Слова задели за живое, внутри все вскипело, стало жарко, появилась ненависть, подумал что передо мною стоял не человек, с которым прожил 17 лет, а враг, во мне сыграл отцовский инстинкт, не хотелось слышать таких ужасающих слов».

Оскорбленный джигит выхватил пистолет, который носил для самообороны. Первый удар по голове, затем второй, третий…Затем он стал душить свою жертву. Только когда женщина перестала дышать, он убрал свои руки с ее шеи.

Когда убийца пришел в себя, то попытался привести в чувство бывшую жену. Он сбегал в ванную комнату и принес мокрое полотенце, но тело уже было холодным. Тогда он взял труп и завернул его  ковер — якобы не мог смотреть на убитую женщину.

Несмотря на стресс, мужчина забрал телефон убитой, ключи от квартиры и ушел. По дороге он избавился от телефона и ключей. Дома тщательно вычистил пистолет и лег спать. Утром, как ни в чем ни бывало,  отвез дочь в садик. Так, в семейных делах и заботах убийца провел еще почти две недели.

А 17 февраля соседи подняли шум из-за трупного запаха, доносившегося из квартиры Жанны. Тагира, как бывшего мужа, вызвали на место преступления. Там он сначала изображал горе и испуг. И даже помогал выносить труп из квартиры. А на следующий день, видимо, просчитав все риски, пришел сдаваться.


Самый гуманный суд в мире

Обвинение по статье «убийство» было предъявлено Велагаеву 27 февраля 2019 года. Вскоре после этого следователь вызвал сына убитой:

– Он ознакомил меня с делом, которое расследовалось по статье «убийство». После этого сказал: «Чтобы больше тебя не тревожить и не вызывать из другого города — подпиши, что в дальнейшем от ознакомления отказываешься». Я не ждал подвоха и подписал, – рассказал Шамиль.

Молодой человек вернулся в Астрахань и стал ждать назначения даты судебного разбирательства. В начале сентября на его мобильный телефон пришло уведомление о том, что первое заседание в Советском районном суде Махачкалы назначено на 19 сентября. В том же суде, где когда-то главным вершителем правосудия был отец Тагира.

И все бы ничего, но только вместо статьи «убийство» в деле значилась статья «убийство в состоянии аффекта».

-Я обратился к следователю, спросил, почему изменился состав. Тот сказал, что по-другому было нельзя, иначе дело «не пропускали» в суд. При этом он заверил меня, что, все в порядке, статья 107 — «тоже «убийство». В общем, за дурака меня принял, как будто я не вижу разницы между «убийством» и «убийством в состоянии аффекта».

Первый день в суде для семьи погибшей выдался непростым.

– Прямо перед заседанием ко мне подошла моя сестра и говорит: Тагир приехал». Я говорю: «Ну и что?». Она говорит: «Ты не понял. Он сам приехал. Без конвоя». Тогда выяснилось, что все это время убийца моей матери находился дома под подпиской о невыезде, – рассказал потерпевший.

В здании суда Велагаев чувствовал себя расслаблено — здоровался за руку с работниками суда, а увидев бывшего пасынка, уверенно направился и к нему.

– Он с улыбкой протянул мне руку. Я ему говорю: «Я смотрю у тебя все хорошо, Тагир? Свободно ходишь…» Он: «Да, а что? Я под подпиской»…Больше я с ним не разговаривал, – вспомнил Шамиль.

Уже во время процесса, выяснилось, что поводом для переквалификации дела стала судебная психолого-психиатрическая экспертиза обвиняемого, которую провели в Центре социальной и судебной экспертизы им. Сербского.

Примечательно, что два эксперта установили, что «Велагаев Т.А. хроническим, психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого ему деяния не страдал». Более того, последствия травмы головы, полученной в 2011 году, «не лишали его в период инкриминируемого ему деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими».

А вот третий эксперт Елена Лапшина оказалась в оппозиции. В первых же строках своего доклада специалист заявила, что Велагаев «находился в состоянии физиологического аффекта с утяжеленным протеканием второй стадии, стадии аффективного взрыва». Такой вывод врач сделала из бесед с обвиняемым. Специалист поверила утверждениям Велагаева, что бывшая жена его оскорбила (что по этому поводу думает сама убитая, по понятной причине узнать не удастся) и сделала вывод, что фразы для подэкспертного явились «субъективно неожиданными и глубоко психотравмирующими».

– В выводах между строк читается — настоящая жертва неудавшейся семейной жизни Тагир, а преследователь — убитая им бывшая жена. Так, психолог, основываясь исключительно на личных беседах с обвиняемым, решила, что только во второй семье сбылась мечта Тагира «о большой и любящей семье», «гармоничной жизни, наполненной смыслом». До этого же несчастный джигит целых 17 лет сильно страдал: обвиняемый охарактеризовал им убитую, как «склонную к ссорам, истеричную, негостеприимную, переменчивую в привязанностях безразличную к детям». Видимо, поэтому и продолжал регулярно ее навещать. Выводы врача были основаны исключительно на беседах с подэкспертным Велагаевым, которому феноменальным образом удалось создать приемлемую для себя позицию, – заявила адвокат потерпевшего Ирина Сафарова.

Более того, суд почему-то закрыл глаза на показания Велагаева, данные им на предварительном следствии. А ведь они вразрез шли с выводами психолога, установившего «физиологический аффект».

Сначала обвиняемый заявил, что первый удар рукояткой пистолета – был реакцией на оскорбление его детей, а последующие три удара и само удушение…от испуга, что его жертва разбудит весь дом своим истошным криком и выдаст его. О «кипении внутри», стуке в висках, заложенности в ушах, затуманенности и «элементах утраты реальности», о которых мужчина красноречиво рассказывал психологам, в кабинете следователя обвиняемый почему-то не обмолвился. Все это появилось позже, вероятно, вероятно после консультаций со специалистами.

Более того состояние аффекта странным образом не помешало убийце прекрасно ориентироваться в реальности, а именно сообразить украсть телефон своей жертвы, найти ключ от квартиры, запереть ее после своего ухода и избавиться от улик. А потом еще 12 дней молчать о совершенном преступлении и жить как ни в чем не бывало.

Кроме того, суд в приговоре исказил показания соседки убитой, которая слышала «звуки плачущего» и «голос грубо успокаивающего». В приговоре сказано, что женщина слышала шум и грохот, которые сопровождались…«кричащим голосом убитой и успокаивающим голосом подсудимого». Согласитесь, есть разница в «успокаивающем голосе» и «грубо успокаивающем голосе»?

В результате 10 марта 2020 года Советский суд вынес приговор — признать Велагаева виновным в совершении убийства в состоянии аффекта и назначить два года условно.

-Он (Велагаев — ред. «МК») как будто знал, что все закончится для него условным сроком. Он вел себя крайне уверенно. Но к этому все и шло. Во-первых, у него остались связи в правоохранительных органах, во-вторых, его отец Ахмед Велагаев до 1982 года занимал пост председателя Советского районного суда, – рассказал Шамиль.

Сейчас потерпевший надеется на вышестоящую инстанцию – в ближайшее время будет рассмотрена апелляционная жалоба на слишком мягкий приговор, по сути, освобождающий убийцу женщины от заслуженного  наказания за тяжкое преступление.

Я буду идти до конца. Если не поможет апелляционная инстанция, пойду в Верховный суд. Если там не разберутся, буду подавать в Европейский суд по правам человека. Я уже обратился к правозащитникам и очень надеюсь, что справедливость восторжествует.

Источник: mk.ru

Leave a reply