Россиянина отстранили от выборов мэра Нью-Йорка за недействительные подписи

Share:

Кандидата в мэры Нью-Йорка из России, уроженца Томска Виталия Филипченко исключили из избирательной гонки. Официальная причина — часть подписей оказались недействительными. Филипченко рассказал «МК», почему он разочаровался в американской демократии, во сколько обошлась ему предвыборная кампания и по какой причине забраковали его подписи.

– Да, я вылетел из гонки за кресло мэра Нью-Йорка. Произошел, так называемый, технический переворот, – начал разговор Виталий Филипченко. – Вся моя история выглядит странной. Ведь поначалу мои подписи и документы одобрили. Когда я все сдал в избирательную комиссию, через неделю-две пришел ответ: вашу кандидатуру утвердили. Еще через неделю мою фамилию перевели на китайский язык, потому что не все жители Америки читают по-английски. А чуть позже пришло очередное письмо, где указано, что у меня не хватает квалифицированных подписей. Оказалось, что кто-то из моих подписантов не зарегистрировался в базе данных, поэтому их невозможно идентифицировать, кто-то указал неточный адрес, у кого-то за то время, пока проверяли бюллетени, еще что-то поменялось.  Много интересного я увидел во время предвыборной кампании. Например, работники избирательной комиссии не имеют право тебе советовать и что-то подсказывать. Даже если замечают, что в документах ты сделал ошибку, например, в инициалах – тебе на нее не укажут. Примут документы, скажут «спасибо» – «до свидания», а потом из-за мелкой неточности тебе придет письмо – вы дисквалифицированы. Еще  потенциальным кандидатам на высокие должности государство не выделяет денег на избирательную кампанию. Выходит, победит тот, кто богаче. Где же тут демократия? Если бы за мной стояли богатые предприниматели или политические партии, в меня вбухали бы средства, то 99 процентов я бы победил. 

– Сколько всего подписей вы собрали?

– 3750. Да, мне помогали волонтеры. Но в отличие от соперников, я напрямую ежедневно общался с избирателями. На протяжении месяца выходил на улицы, по 8 часов собирал подписи, говорил с людьми. Тогда как большинство кандидатов в мэры просто платили деньги, чтобы специально обученные люди собирали за них подписи. 

– Вы просто подходили к людям и рассказывали о себе?

–  Все не так просто. Во-первых, в Америке запрещено ходить по домам собирать подписи, нельзя агитировать в парках — могут подойти охранники и сделать замечание, что я мешаю людям отдыхать.  Из торговых центров выгоняли секьюрити. Так что приходилось выбирать безопасные места. Я начертил себе буквально «карту рыбака», где разрешено общаться с людьми.   

– И где? 

– Стоял, в основном, на тротуарах, на пересечении больших улиц, на выходе из метрополитена, где большая проходимость людей. Изучил все районы. Объехал все большие ТЦ на Манхеттене, в Бруклине, на Брайтон-Бич.  

– Сколько вы потратили денег на свою кампанию?

– Я больше потратил душевных сил, энергии, чем реальных денег. Примерно  в 30-40 тысяч долларов мне все обошлось. Нашлись люди, кто жертвовал мне средства, скидывали по 20-5-3 долларов. Хотя я и проиграл, но не отказываюсь от своей идеи. Что произошло, то произошло. Пока я упал вниз, но есть возможность подняться. Моя жена сейчас смеется, предлагает поехать во Флориду и там баллотироваться в мэры. По их законам, кандидатам не нужно собирать подписи, достаточно подать заявку и все.  Дальше избиратель сам делает выбор.  

– Так езжайте. 

– Нет, если начал в Нью-Йорке, значит здесь надо добиться. 

– Российские СМИ предполагают, что вашу кандидатуру забраковали, потому что вы россиянин. 

– Ничего не могу сказать по этому поводу. Но могу проанализировать некоторые вещи, которые происходили со мной. В Америке существует википедия для кандидатов в мэры, где о каждом заранее дают информацию. Мою биографию разместили уже после того, как я вылетел с выборов. На протяжении всей избирательной гонки мою кандидатуру пытались всячески спрятать, чтобы обо мне никто ничего не узнал. Например, все кандидаты давали интервью в телегазете, каждому выделили по полчаса.  Потом оказалось, что мое интервью на сайт не выложили, тогда как мои соперники все присутствовали. Спасибо еще, что из дебатов меня не вырезали. 

– Остальных кандидатов не прятали?

– Вроде нет. Хотя, на мой взгляд, некоторые соперники были странные. Например, на пост мэра Нью-Йорка баллотировался чернокожий парень, он голубой, еще и рэпер. Честно говоря, выглядел, как клоун. Так его интервью везде были, а моих нет. Я во все телекомпании отправлял официальные письма, говорил, что хочу заявить о себе, а в ответ — тишина. Хотя по американским законам, у всех равные права. Это о чем говорит? Может меня прятали, потому что боялись, что я выиграю?  Я ведь шел, как независимый кандидат, у меня не было никаких интересов. Поэтому люди мне верили. Я не политическая фигура, не бизнесмен, не директор банка — вот им верят меньше, потому что понимают, что богатые не знают проблемы простых смертных.

– Вас одного не допустили до выборов?

– Нет. Выкинули еще одну девушку, которая собирала подписи через профессиональную компанию. Она заплатила 100 тысяч долларов, чтобы те собрали подписи. Но ее забраковали по причине нехватки подписей. Она начала судиться с компанией, они же гарантировали результат.    

– Вы можете опротестовать решение избирательной комиссии?

– Могу. Но за пересчет голосов мне придется выложить 150 тысяч долларов. В комиссии будут сидеть люди и сравнивать каждую подпись, это скрупулезная работа. 

– Как сравнивают подписи?

– Каждая подпись человека юридически зарегистрирована, она находится в электронной базе данных. Специалисты вбивают адрес человека, инициалы и сверяют подпись. Но за несколько лет у человека может поменяться почерк, если же он не там поставил закорючку, все, подпись считается недействительной. Я общался со своими избирателями, на Брайтон-Бич оказалось много наших пожилых, у многих тряслись руки. Они не могли даже свой домашний адрес написать, я за них заполнял графу — это разрешено по закону. А подпись они ставили сами. Естественно, старики  не всегда ставит одинаковую подпись. Тем не менее, я не сдаюсь. Любой негативный результат – тоже опыт. Теперь я понимаю, к чему мне готовиться на следующих выборах.

Источник: mk.ru

Leave a reply