Особое мнению члена ЦИК об итогах выборов: игра «верю – не верю»

Share:

Глава ЦИК заявила о том, что выборы состоялись и огласила результаты. Я смотрел трансляцию заседания и было мне грустно. Выборы офлайн по букве законе были в общем-то честные и чистые. По духу… А с электронным голосованием вроде как наоборот, но скорее это был вопрос доверия – игра «верю – не верю».

Элла Памфилова подробно рассказала о нарушениях, о том, что на самом деле их крайне небольшое количество, а всякие карты иностранного агента «Голоса» – это информационный шум, ради дискредитации. И это правда, это действительно легко доказуемо и доказано. Закон соблюден. Но.

И вот тут было особое мнение члена ЦИК от коммунистов Колюшина. Он-то как раз и говорил про нарушение «принципов свободных выборов и равного избирательного права».

Во-первых, доступ к СМИ. Колюшин посчитал, что партия «Единая Россия» находилась в привилегированном положении по сравнению с другими партиям, участвовавшими в парламентских выборах. Каждому входящему в общефедеральную часть списка кандидатов только этой партии посвящались пространные информационные телесюжеты. И таким образом «за период с 1 августа по 16 сентября 2021 года в новостных выпусках пяти федеральных телеканалов» более 60% эфирного времени было отдано «Единой России». По сути Колюшин прав. Но по закону не подкопаешься. Это было информирование населения о текущей деятельности двух министров и врача.

Во-вторых, самостоятельность комиссий. Вот порубленная мной для простоты цитата Колюшина: «По закону от имени государства организацией и проведением выборов должны заниматься самостоятельные и беспристрастные избирательные комиссии. Однако фактически такой статус многих комиссий не обеспечен. Большинством избирательных комиссий руководят члены или представители правящей партии… Представители других политических партий независимо от их квалификации и деловых качеств допускаются к руководству комиссиями в порядке исключения из общей практики. Вмешательство в деятельность избирательных комиссий со стороны органов и должностных лиц исполнительной власти нередко носит латентный характер, а в случаях его выявления – не наказывается». По букве закона – все в норме. Но и понятно тоже всё.

В-третьих, Колюшин раскритиковал ДЭГ. Но уже с точки зрения неурегулированности массы юридических вопросов. Это было сложно. Вот, например: «Избирательные законы регулируют избирательные действия в русле традиционной парадигмы выборов, а используемые для организации и проведения дистанционного электронного голосования специальные программные продукты выстраивают цепочки транзакций, в том числе и транзакций по передаче информации от оцифрованного избирателя из одной информационной системы в другую. Каких-либо законных критериев и правил перевода избирательных действий в транзакции не существует. Федеральная и московская системы дистанционного электронного голосования по-разному переводят избирательные действия в транзакции. В целом многозвенная логистическая схема маршрута транзакций неизвестна избирательным законам, а сбои в ней не имеют правового значения». Но при этом прямо о сомнениях в достоверности результатов ДЭГ не сказал.

В достоверность пытались убедить собравшихся в первой части заседания. Главный наблюдающий Венедиктов рассказал, что на людей подействовала подмена понятий – данные голосования он сообщил в 2 часа ночи. И они ничем не отличаются от официального сообщения ТИК ДЭГ на оформление которого и ушло время, из-за чего возникло «подозрительное затягивание». А еще он собрал команду из критиков ДЭГ (возглавил ее представитель иноагента «Голос») и сомневающихся айтишников. Они все вдоль и поперек изучили и Венедиктов задал им вопросы не было ли следов взлома и следов вмешательства. Ни того, ни другого они не нашли – все чисто.

Позже правда, при выступлении представителей партий, коммунист заявил, что верить цифрам ДЭГ партия не будет и подаст иск. А слова Венедиктова подверг сомнению: мол, не во взломе дело, а в том, что никто не знает, что внутри этой системы и как она работает. Не во внешнем вмешательстве дело, а в настройках.

Вот и получается игра в «верю – не верю»…

Да, еще было обещано, что электронное голосование будет расширяться, но двух систем (федеральной и московской) уже не будет. Будет одна. И однозначно уберут возможность «переголосовать», которая была в Москве и вызывала, мягко говоря, недоумение.

…Уже позже, когда трансляция закончилась, я подумал: коммунист Колюшин закончил высказывать свое мнение словами про исторический оптимизм. С чего? А ведь и правда повод есть – если при всем том ресурсе, что был задействован, при всех законных манипуляциях, партия власти получила только 50% голосов – значит у людей все больше открываются глаза.

Источник: mk.ru

Leave a reply