КС признал – поправка Конституции «расширяет возможности конкретных лиц»

Share:

Аргументация судей, оценивавших закон о реформе

Конституционный суд за двое суток изучил подписанный президентом закон о многочисленных поправках в Конституцию и нашел его изрядным. И порядок принятия закона, и предусмотренное им общероссийское голосование, и «обнуление» президентский сроков для Владимира Путина судьи сочли допустимыми и конституционными решениями.

фото: Наталия Губернаторова

Вообще-то закон о конституционной реформе, принятый Госдумой, одобренный Советом Федерации и не менее чем двумя третями российских региональных законодательных собраний (на самом деле «за» проголосовали ВСЕ без исключения парламенты субъектов РФ) позволял Конституционному суду думать и оценивать документ в течение 7 дней. Но КС решил долго не мучиться.

Ответить судьям надо было, по сути, на два вопроса.

Во-первых – насколько конституционна, а значит, допустима и возможна процедура вступления поправок в силу: лишь после и при условии одобрения в ходе общероссийского голосования. Такая процедура ранее никогда не применялась (это ведь не выборы и не референдум), и более того – в главе Конституции под номером 9, где говорится о порядке внесения изменений в Основной закон, она не упомянута вовсе.

А во-вторых – судьи должны были решить, не противоречат ли сами поправки тем «неприкосновенным» пока главам Конституции под номерами 1 и 2, где говорится об основах государственного строя России, и правах и свободах граждан РФ. При этом КС в обнародованном к вечеру 16 марта заключении особо оговорил: оценкой целесообразности и содержания вносимых в Конституцию изменений судьи заниматься не будут. Они просто решат, допустимы ли в принципе изменения такого рода. Этот вопрос совсем не праздный: дело в том, что Конституция прямо запрещает вносить поправки, которые бы противоречили упомянутым выше первым двум её «неприкосновенным» главам. Но далеко не все из поправок удостоились подробного разбора: судьи, говорится в заключении, отбирали те, что требуют «более развернутого выражения» позиции «самостоятельно, в том числе на основе мониторинга дискуссии в средствах массовой информации и в сети Интернет, а также с учетом общественной значимости».

Итак, начнем с процедуры принятия. Да, признает КС: принятый в 1998 году федеральный конституционный закон о порядке принятия законов о поправках в те главы Конституции, которые можно переписывать, не созывая Конституционного собрания (а это как раз наш случай) не предусматривает никакого общероссийского голосования, и уж тем более не ставит вступление поправок в силу в зависимость от его итогов. Но, продолжают судьи, и запрета на такое мероприятие нигде нет! К тому же нынешний федеральный конституционный закон о поправках в Конституцию «имеет приоритет» перед тем старым конституционным законом, потому что «более новый», и только поэтому «обладает большей юридической силой».

Общероссийское голосование по «более новому» закону будет считаться состоявшимся при любой сколь угодно малой явке? Ничего страшного, утверждают судьи: граждане свободны в выборе – идти или нет на участки, и если они добровольно от участия в голосовании откажутся – это их самостоятельное решение…

А теперь пройдемся по некоторым новациям, которые удостоились особого внимания КС, и которые появятся в Основном законе после того, как большинство от проголосовавших избирателей проголосует «за».

Положение о вере в Бога, которая, как будет записано в Конституции в качестве традиции передана нынешним россиянам неопределенными предками, не противоречит тому, что написано в первых главах Конституции, где говорится о светском характере российского государства, утверждают судьи: эти нормы «носят неполитический, надпартийный и внеконфессиональный характер и не могут расцениваться, толковаться и применяться как устанавливающие государственную или обязательную идеологию». О том, какой именно конфессии Бог имеется в виду, не написано, и не написано, что лишь какой-то один конкретный Бог является единственно допустимым – значит, и статье 28 Конституции, где говорится про свободу совести, то есть право россиян выбирать любую религию или никакую, церковь объявляется отделенной от государства, а школа – отделенной от церкви такая формулировка не противоречит, решили судьи Не объявляются же религиозные убеждения обязательными для всех, напоминают они. Речь идет лишь о «необходимости учета» при осуществлении государственной политики той значимой роли, которую «религиозная составляющая» сыграла в «становлении и развитии российской государственности».

А если кому-то предки не передали никакой веры в Бога – это КС предлагает считать, видимо, их личными проблемами.

Что касается «государствообразующего народа» – эти растревожившие представителей многих национальностей слова, по мнению судей, означают лишь «объективное признание» роли русского народа «в образовании российской государственности». И равноправие всех наций, их право на развитие своего языка и культуре никто не отменял…

Не противоречит первым главам Конституции, считают судьи, и положение о защите института «брака как союза мужчины и женщины»: в «традиционном, воспринятом от предков понимании» семья именно такова, и государство должно защищать эти ценности. Именно на основе «традиционных представлений об этих ценностях» и с учетом «особенностей национального и конфессионального состава российского общества» власти должны принимать законы о регулировании в сфере, затрагивающей «сексуальные и связанные с ними межличностные отношения». Из Конституции и из принятых на себя Россией международных обязательств не вытекает «обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола», напоминает заключение КС. Но есть в нем и оговорка: все-таки первые главы Конституции предписывает государству не допускать произвольного вторжения в сферу частной жизни, уважать связанные с нею различия и не допускать «ущемления законных прав и законных интересов лиц по мотиву их сексуальной ориентации»…

Ничему не противоречащими и потому допустимыми сочли судьи и все другие поправки в Конституцию, о которых «МК» ранее писал неоднократно. Но особого внимания (и понятно, почему) удостоилась одна – та, что касается ограничений по срокам для претендующих на должность главы государства.

Напомним: с 1993 года и по настоящее время Конституция запрещает одному и тому же человеку избираться в президенты более двух сроков подряд. А после вступления нынешних поправок в силу слово «подряд» уберут. И так, и этак формулировка означает, что в 2024 году нынешний президент Путин право избираться в президенты утрачивает. Но в последний момент в ходе второго чтения в текст обсуждавшегося Госдумой законопроекта с подачи первой женщины-космонавта и депутата Валентины Терешковой («ЕР») и с одобрения самого президента Путина была внесена оговорка: требование про «два срока» не распространяется на граждан РФ, избиравшихся до исчезновения слова «подряд».

Да, эта оговорка «объективно расширяет возможности конкретных лиц», признали судьи КС. Но законодатель, по их мнению, имел право именно на такой выбор «баланса между различными конституционными ценностями»: с одной стороны – «достаточно жесткие ограничения», а с другой – конституционный принцип народовластия предполагает право народа избрать на свободных выборах того, кого он хочет.

А дальше в заключении вспоминается: в далеком 1998 году КС уже разбирался с «двумя сроками», и постановил, что два срока есть два срока, даже если первый (как было с Борисом Ельциным) начался еще до принятия Конституции (в 1991 году). Но в 1998 году Конституцию в этой части не меняли, заявили судьи КС, и никаких переходных положений в Основном законе на сей счет не было. А сейчас они вносятся! Из чего следует вывод: ситуация другая, и то решение, запретившее Ельцину баллотироваться на пост президента в третий раз в 2000 году, нынешнего президента не касается. Тем более что все поправки вступят в силу лишь в том случае, если получат одобрение народа в ходе общероссийского голосования, что «придает дополнительную конституционную легитимность соответствующему решению».

Никаких больше препятствий для вступления в силу пакета поправок в Конституцию, кроме общероссийского голосования и коронавируса, который может процесс затормозить, нет. По закону, который и оценивал КС, указом о проведении голосования президент РФ вправе сам определить его дату.

Читайте также: “Конституционный суд признал поправки законными за двое суток”

Источник: mk.ru

Leave a reply