Белорусским оппозиционерам Марии Колесниковой и Максиму Знаку выделили «камеру смертников»

Share:

Лидеры белорусской оппозиции Мария Колесникова и Максим Знак встречаются с адвокатами в кабинетах для особо опасных преступников, которые приговорены к пожизненному сроку или смертной казни. Об этом говорится в официальном телеграм-канале штаба Виктора Бабарико. Там рассказали о казусе, который поднял настроение обоим членам Координационного совета: во время последней встречи с адвокатами силовики перепутали Максима и Марию.

Фото: facebook.com/viktar.babaryka.

В СИЗО №1, где сейчас находятся оба оппозиционера, два кабинета для особо опасных преступников – №24 и №29. Белоруссия является единственной страной в Европе и СНГ, где до сих пор применяется высшая мера наказания. К смертной казни приговариваются люди, совершившие умышленное убийство человека при отягчающих обстоятельствах. Среди таких преступлений также геноцид, применение оружия массового поражения, международный терроризм, убийство дипломата с целью развязывания войны, умышленное убийство человека, который не имел средств к защите или сдал оружие и тому подобное. 

В общем, юридических оснований для того, чтобы «привязать» Мариию Колесникову и Максима Знака к этим камерам явно нет. Но есть желание властей сделать из них – «особо опасных». «При общении с защитниками Марию и Максима от адвокатов отделяет глухая дверь, небольшое окошко и сетка. Они находятся в коробочке, в которой очень сложно изучать документы, вести записи. Документы можно передать только через конвоира. Прослушка тоже ведется”, – говорится в сообщении штаба Бабарико. При этом, со следователями оппозиционеры встречаются в обычных кабинетах, но если запланировано их личное общение с адвокатами, то затем их переводят в одну из этих особых комнат.

При этом, как выясняется, конвоиры вполне могут перепутать обвиняемых. В штабе Бабарико рассказали, что 19 января адвокат Людмила Казак ждала свою подзащитную Марию Колесникову, но вместо нее в кабинет завели Максима. “Это не ко мне”, – сказала Людмила конвоирам. “Нет, это к вам”, – прозвучал ответ, и дверь за Максимом Знаком закрыли на замок”. По словам адвоката, Максим улыбнулся и передал всем приветы. Рассказ об этой короткой встрече также поднял настроение и Марии.

Максим Знак содержится в СИЗО №1 с момента задержания – 9 сентября, а Марию Колесникову в январе перевели туда из Жодино. С тех пор условия содержания Марии заметно ухудшились, рассказал “МК” пресс-секретарь штаба Глеб Герман.

“С ней в камере сидят женщины, которые курят. Маша не курит и у нее аллергия. Эти условия невыносимы и более того – равносильны пыткам. Площадь камеры небольшая – на 4 человека. Отец Марии пытался встретиться с врачом, который отвечает за обстановку, писал жалобы, но пока безрезультатно”.    

Политолог Валерий Карбалевич сообщил “МК”, что не припомнит, когда подобное давление оказывалось на политических заключенных: “Такой практики я не помню. Но в Белоруссии никогда и не было такого масштаба протестов и, соответственно, масштаба репрессий. Не было такого количества знаковых людей, которые бы оказались за решеткой в качестве политических заключенных. Поэтому жесткость репрессий тоже возросла на порядок. Как один из элементов психологического воздействия используется и такая форма свиданий с адвокатами.

Смертная казнь применяется за убийства с отягчающими обстоятельствами. И в данном случае я не вижу необходимости применять к ним эту меру. Им грозит 5-10 лет тюрьмы, тем более, что Лукашенко говорил, что в следующих выборах участвовать не собирается”.

Источник: mk.ru

Leave a reply