Британский журналист привел доводы в пользу лабораторного происхождения коронавируса

33
0
Share:

Бесчисленное количество подопытных животных используется в секретных лабораторных исследованиях в области генной инженерии, многие из которых демонстрируют ужасающую биобезопасность, – неудивительно, что так много экспертов говорят, что COVID-19 «сбежал» из исследовательского центра в китайском Ухане, утверждает на фоне обострившегося интереса к происхождению коронавируса известный британский журналист и писатель Джаспер Беккер.

Фото: pixabay.com

Британское издание The Mail On Sunday опубликовало текст Джаспера Беккера, два десятилетия проработавшего корреспондентом за рубежом (в основном в Китае). Беккер рассказывает о том, что в китайском городе Куньмине находится лаборатория, в которой ученые создают эмбрионы обезьян с мутировавшим геном, так что при рождении животные начинают необычайно быстро стареть. «Подобные эксперименты проводятся для изучения таких заболеваний человека, как аутизм, рак, болезнь Альцгеймера и мышечная дистрофия. В другом китайском городе – Ухане, где зародилась пандемия COVID-19, ученые создали более 1000 генно-инженерных животных, в том числе обезьян и кроликов. Подопытным животным также вводят вирусы с измененными генами, некоторые из них очень похожи на организм, вызвавший COVID-19».

«Дело в том, – утверждает Джаспер Беккер, – что Китай имеет репутацию страны, которая безрассудно поощряет или по крайней мере терпит все виды экспериментов, которые не разрешены в других странах мира. А с тех пор, как начался бум прибыльных инвестиций в биотехнологии, китайские исследователи, похоже, берут на себя еще более смелые риски, экспериментируя на животных и даже на людях, что в большинстве западных стран сочли бы неэтичным. Высокая секретность таких исследований отчасти объясняется решимостью Китая получить коммерческое преимущество в потенциально очень прибыльной сфере. Но есть и более зловещая причина».

«Большая часть работы, – утверждает британский автор, – контролируется Народно-освободительной армией, которая внимательно следит за двумя областями – любой модификацией генов, которая может создать лучших солдат, и микроорганизмами, которые могут быть генетически изменены для создания нового биологического оружия, от которого у людей нет защиты».

По словам Беккера, работа с живыми животными создает уникальные проблемы с безопасностью: «В конце концов, в отличие от содержащихся в пробирке патогенов обезьяны бегают, кусаются и царапаются. Они также выделяют паразитов, сбрасывают кожу и мех. Все это несет в себе риск заражения».

Джаспер Беккер продолжает: «В статье двух китайских ученых под названием «Возможное происхождение коронавируса 2019-nCoV» говорится, что Уханьский центр по контролю и профилактике заболеваний содержит в своих лабораториях больных животных, в том числе 605 летучих мышей. В ней также упоминалось, что летучие мыши однажды напали на исследователя и что «кровь летучей мыши оказалась на его коже». В других китайских статьях описывается, как исследователь из Ухани ловил летучих мышей в пещере без защитных средств, и «моча летучих мышей капала с его головы, как капли дождя».

В результате бесчисленных историй о возможном происхождении коронавируса самым известным китайским экспертом по летучим мышам стала вирусолог из Уханя Ши Чжэнли по прозвищу «Женщина-летучая мышь», посетившая отдаленные пещеры. В 2015 году она опубликовала в соавторстве в журнале Nature Medicine статью о коронавирусах летучих мышей, которые «продемонстрировали потенциал для появления у человека». В статье описываются усилия ее команды по созданию очень заразного вируса, поражающего верхние дыхательные пути человека от подковообразной летучей мыши. Затем они попытались провести эксперимент с живой мышью, чтобы увидеть, может ли этот искусственный вирус проникнуть в легкие мыши и заразить их. Так оно и было. Они пришли к выводу, что это доказало, что вирус атипичной пневмонии от летучей мыши может заразить людей.

Возможно ли, что Ши Чжэнли создала COVID-19 в своей лаборатории? Чем еще она и ее команда занимались в Ухане? Такими вопросами задается в своем тексте Джаспер Беккер: «Как журналист, более 25 лет писавший о Китае, я обнаружил, что это вызывает тревожные вопросы и подсказывает глубоко тревожную схему обмана».

Британские автор рассказывает, что на фотографиях видно, как Ши Чжэнли работает в белом защитном костюме, прикрепленном к гибкой трубке, которая, как у космонавтов, связана с системой жизнеобеспечения. «Ее лаборатория, – пишет он, – первоначально ставшая результатом китайско-французского сотрудничества, была построена в соответствии с высочайшими уровнями биобезопасности, несмотря на глубокое беспокойство французских спецслужб, которые предупреждали, что это объект двойного назначения. А именно – что его можно использовать для разработки биологического оружия, а также для более невинных исследований. Действительно, израильский эксперт по китайской программе биологической войны Дэни Шохам утверждает, что Уханьский институт вирусологии является военно-гражданским учреждением двойного назначения, и даже предположил, что эпидемия атипичной пневмонии 2003 года оказалась случайным продуктом секретной программы биологической войны Китая».

Несмотря на всю секретность, пишет Джаспер Беккер, известно, что Ши Чжэнли экспериментировала с вирусами путем сращивания фрагментов ДНК. Обоснование этой работы состоит в том, что они воспроизводят быструю мутацию вирусов в дикой природе, и исследования дадут фору в производстве эффективных вакцин. Критики, однако, говорят, что Китай (и аналогичные лаборатории в Америке и других странах) рискует создать «вирус Франкенштейна», от которого мир не имеет защиты, создав похожий на пандемию COVID-19 сценарий.

Вызывает беспокойство то, что большая часть этого исследования, включая все опубликованные работы с использованием живых коронавирусов летучих мышей, которые не были ни SARS, ни ближневосточным респираторным синдромом (MERS), проводилась в лабораториях с гораздо менее строгими требованиями к биобезопасности, пишет Беккер: «Последствия были предсказуемыми».

Один лабораторный инцидент, утверждает британский автор, в декабре 2019 года привел к тому, что 65 сотрудников Ветеринарного научно-исследовательского института в городе Ланьчжоу заразились бруцеллезом – бактериальной инфекцией, которая вызывает усталость, озноб и боль в суставах, а лечение может занять несколько месяцев.

А в январе прошлого года известный китайский ученый Ли Нин был приговорен к 12 годам тюремного заключения за продажу подопытных животных на местных продовольственных рынках, напоминает Беккер: «Беспокойство по поводу слабой биозащищенности в Китае было настолько велико, что профессор Юань Чжимин, руководитель отдела биобезопасности в Уханьском институте вирусологии, написал статью для Journal Of Biosafety And Biosecurity, в которой говорилось, что техническим обслуживанием лабораторий «в целом пренебрегают» и что «исследователи, работающие неполный рабочий день, «выполняли работу квалифицированного персонала, что «затрудняет выявление и устранение потенциальных угроз безопасности».

По словам Беккера, беспокойство по поводу безопасности было настолько велико, что французские сотрудники в Ухане покинули лабораторный проект до того, как он открылся. Из Франции поступали неподтвержденные, впрочем, сообщения о том, что персонал использовал отбеливатель в дезактивационных душах, что привело к коррозии некоторых корпусов из нержавеющей стали, что произошла утечка через критические воздушные шлюзы и что система отвода сточных вод была заблокирована.

Тем не менее гораздо более вероятно, что SARS или COVID-19 «сбежали» из биомедицинской лаборатории с гораздо более низким уровнем биобезопасности, пишет Джаспер Беккер.

Как рассказывает автор, уханьский центр, где изучались коронавирусы летучих мышей, похожие на COVID-19, примыкает к больнице, где первая группа врачей была заражена COVID-19 и где одним из первых был идентифицирован продавец креветок с «влажного» рынка в качестве жертвы коронавируса 16 декабря 2019 года.

«Однако правда в том, что наука не поддерживает гипотезу о том, что пандемия началась на «влажном» рынке, – пишет Беккер. – Расследование показало, что рыночные торговцы не продавали летучих мышей – предполагаемый источник вируса. Хотя судебно-медицинская экспертиза обнаружила фрагменты коронавируса по всему рынку, на котором продавались живые ежи, барсуки, змеи и птицы, ни одного зараженного животного не было обнаружено.

Неясно, распространялись ли фрагменты вируса животными, которых больше нет, или людьми, перемещающимися через оживленный рынок. Кроме того, только около 20 процентов из первой группы людей, у которых был положительный результат теста на COVID-19, имели какое-либо отношение к рынку».

Однако, продолжает автор публикации в Daily Mail, разумно предположить, что единственные летучие мыши, инфицированные COVID, в Ухане в начале пандемии содержались либо в Уханьском центре по контролю и профилактике заболеваний, либо в Уханьском институте вирусологии: «Также можно с уверенностью сказать, что стандарты безопасности в обоих учреждениях были невысокими».

Джаспер Беккер фактически обвиняет китайские власти в постоянной лжи о происхождении, распространении и влиянии вируса. По его утверждениям, согласно просочившимся документам, Пекин намеренно стремился скрыть происходящее.

После эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году Уханьский институт вирусологии, ранее малоизвестное учреждение при городском университете, получил международное признание, пишет британский автор и указывает, что тем не менее сотрудники спецслужб из таких стран, как Франция и США, долгие годы относились к истинным целям этого учреждения с большим подозрением: «После вспышки атипичной пневмонии в институте был создан новый отдел по изучению возникающих инфекционных заболеваний, который возглавила Ши Чжэнли».

Помимо изучения вирусов летучих мышей китайское правительство проявило большой интерес к изучению самых опасных инфекционных заболеваний в мире, включая вирусы лихорадки Эбола, лихорадки ласса и крымско-конголезской геморрагической лихорадки. В ответ на вспышку лихорадки Эбола в Западной Африке Китай направил сотни специалистов, чтобы помочь остановить ее распространение. Китайцы открывали больницы и лаборатории, распределяли медицинские принадлежности, проводили анализы и лечение. Некоторые из этих специалистов, пишет Беккер, были из Уханя, а руководителем миссии был генерал-майор Народно-освободительной армии Чен Вэй, который возглавляет Институт биотехнологии Академии военно-медицинских наук и, возможно, отвечает за его подразделение по биологическому оружию.

По мнению Беккера, Китай вполне мог использовать такое учреждение, как Уханьский институт вирусологии, в качестве прикрытия для проведения исследований в области биологического оружия. Известно, продолжает он, что Уханьский институт создал биобанк болезнетворных патогенных микробов, содержащий не менее 1500 вирусов, который стал «справочной лабораторией» Всемирной организации здравоохранения «Некоторые считают, что институт неизбежно связан с китайской программой создания биологического оружия, – указывает Джаспер Беккер. – Частью политики сокрытия двойного назначения может быть объяснение стремления Пекина продвигать теорию передачи SARS и COVID-19 через «влажные» рынки с вирусом, переносимым летучими мышами, циветтами и панголинами».

В этой связи автор напоминает, что 15 января Госдепартамент США опубликовал информационный бюллетень, в котором выражается мнение, что Уханьский институт проводил как гражданские, так и военные исследования: «Он занимается секретными исследованиями, в том числе экспериментами на лабораторных животных, от имени китайских военных по крайней мере с 2017 года».

Когда официальный представитель посольства США Рик Свитцер посетил лабораторию, в его записке от 19 апреля 2018 года говорилось, что его исследование «убедительно свидетельствует о том, что SARS-подобные коронавирусы от летучих мышей могут передаваться людям и вызывать заболевание, подобное SARS».

По иронии судьбы, отмечает Джаспер Беккер, одним из величайших международных союзников исследователей вирусов из Уханя стало правительство США, которое в 2009 году создало программу Emerging Pandemics Threat с годовым бюджетом в 500 миллионов долларов. Особое внимание в этой программе уделялось вирусам летучих мышей, что является главным приоритетом базирующейся в Нью-Йорке организации EcoHealth Alliance, которой руководит британский ученый доктор Питер Дашак. Он получил 100 миллионов долларов в виде государственных субсидий (часть из них от Пентагона, а почти половину – в рамках программы правительства США по новым угрозам пандемии) и получает зарплату чуть более 400 000 долларов в год.

По словам его сторонников, работа доктора Дашака, продвигавшего идею о том, что летучие мыши являются особенно важным носителем вирусов, позволила быстро идентифицировать и секвенировать ген COVID-19 и облегчить разработку вакцин. Но у него есть критики в научном сообществе. Они утверждают, что распространение вируса от летучих мышей происходит крайне редко и что его исследования не дали ничего, что могло бы предотвратить новую пандемию или способствовать разработке вакцины. Кроме того, они говорят, что исследования вирусов летучих мышей в Ухане по сращиванию генов очень опасны, особенно с учетом плохих показателей лабораторной безопасности Китая.

Как напоминает публикация в Daily Mail, доктор Дашак имеет долгую историю сотрудничества с «Женщиной-летучей мышью» Ши Чжэнли и отвечает за перевод миллионов долларов из Пентагона на объект, который, как многие подозревают, служит прикрытием Народно-освободительной армии Китая.

Первое известное сотрудничество пары относится к 2004 году, когда Дашак помогал финансировать и организовать поездку по сбору вирусов в отдаленные пещеры, где водятся летучие мыши. Организация EcoHealth Alliance также профинансировала эксперименты Ши Чжэнли по получению искусственного вируса от подковообразной летучей мыши, который смог проникнуть в дыхательные пути человека.

Поэтому неудивительно, что Уханьский институт вирусологии сразу же попал под подозрение как источник вируса COVID-19, пишет Беккер: «Для коммунистической партии Китая было жизненно важно опровергнуть эту теорию». По его словам, Ши Чжэнли приложила все усилия, объявив, что она сравнила генетический состав COVID-19 со своими собственными данными о вирусе летучих мышей и не нашла никакой связи. Как она сказала Scientific American: «Это сняло с меня груз. Я не спала уже несколько дней». Она также сказала, что «лихорадочно просматривала записи своей собственной лаборатории за последние несколько лет, чтобы проверить, нет ли неправильного обращения с экспериментальными материалами, особенно во время утилизации».

«Ее вывод? Об аварии тоже не могло быть и речи, – пишет Джаспер Беккер. – Очень удобно».

Позже, в феврале, по словам британского автора, Ши Чжэнли запутала эту историю, заявив, что обнаружила новый и ранее не зарегистрированный вирус летучих мышей, который имел 96-процентное сходство с COVID-19, включая рецептор, который служит «ключом», позволяющим вирусу проникать в клетки человека. По ее словам, это наиболее вероятный кандидат на роль прямого предка COVID-19. «Однако, – отмечает Беккер, – своевременность ее заявления вызвала большие подозрения у экспертов по всему миру. Было ли это откровение подтверждено теорией о том, что COVID-19 пришел от животного, а не был создан в лаборатории? Другая проблема заключается в том, что официальная версия Пекина о происхождении вируса постоянно менялась. В течение первой половины 2020 года вместо заявления о том, что рынок в Ухане был центральным элементом вспышки, появилось заявление о том, что люди, у которых впервые был диагностирован COVID-19, не работали на рынке и не находились рядом с ним. Таким образом, мир, охваченный самой страшной пандемией в памяти человечества, остался с представлением о том, что летучие мыши в отдаленной пещере в китайской провинции Юньнань заразили неизвестного человека либо напрямую, каким-то неизвестным образом, либо через какое-то неизвестное промежуточное млекопитающее. Затем этот инфицированный человек отправился прямо в Ухань, никого не заразив по дороге, но затем заразил неизвестного человека в центральном китайском городе, который начал эпидемию».

Джаспер Беккер уверен, что Пекин никогда не возьмет на себя ответственность за создание нового вируса, приведшего к глобальной пандемии, которая на сегодняшний день унесла жизни более 3,5 миллиона человек.

Источник: mk.ru

Leave a reply