Российские музеи не намерены закрываться из-за коронавируса

Share:

Но пытаются принять меры для защиты посетителей

Лучше перебдеть, чем недобдеть — писал Козьма Прутков и был неизмеримо прав. К счастью, эта мудрость работает сегодня на всех уровнях. В том числе в учреждениях культуры, ориентированных на массовую посещаемость. Большинство музеев Москвы и Петербурга уже приняли меры предосторожности из-за опасности распространения коронавируса. Но не все об этом говорят, боясь спровоцировать панику. А зря. Люди должны знать, что меры принимаются, и в музеи ходить можно и нужно, чтобы сохранить ясность ума и чувствовать жизнь даже в сложных исторических обстоятельствах. Что конкретно делается в музеях, узнал «МК».

фото: АГН «Москва»

Ольга Свиблова.

Первым по поводу коронавируса, пусть и неохотно, высказался глава Союза музеев России и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. На пресс-конференции совсем по другому поводу (посвященной премьере 5-часового фильма о музее, снятого на IPhonе) он рассказал об усилении мер безопасности в своей вотчине. На Дворцовой площади планируют установить дополнительный проверочный комплекс из прозрачных материалов. В первую очередь они нужны для противодействия терроризму, но, видимо, и для предупреждения заболевания сейчас пригодятся. Впрочем, точные сроки установки комплекса не были озвучены. К тому же теперь в Эрмитаже всех сотрудников, которые общаются с посетителями, обеспечили защитными масками. Посещаемость музея упала, но не критично, на 8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. По мнению Пиотровского, это связано со спадом туристической активности. На выставочных планах, по его словам, ситуация не сказалась: все запланированные проекты, в том числе выставка молодых художников из Кореи в конце марта, должны состояться.

Другие музеи тоже вводят меры предосторожности: отпуска и деловые поездки заморожены, более тщательно и часто проводится уборка, сотрудникам выдают маски. Но многие боятся об этом говорить. Однако замалчивание в данном случае — не лучшая политика. Сейчас в музеях намного безопаснее, чем в ресторанах или общественном транспорте. Здесь можно забыть о панических настроениях, вырваться за рамки обстоятельств.

Честно и открыто с «МК» поговорила Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея, где недавно стартовал большой международный проект — Фотобиеннале-2020.

— Ольга Львовна, что вы делаете, чтобы обезопасить посетителей и сотрудников от возможности заражения коронавирусом?

— Я понимаю, что коронавирус — это опасность. Я три года изучала медицину в институте, и это мне всю жизнь помогает. Понимая, что коронавирус идет, еще за две недели до всех объявленных в Москве мер мы начали искать маски. Их не было и сейчас нет. Но мы достали. И еще три недели назад мы купили противовирусный препарат. Коронавирус ничего не лечит, но противовирусное лечит обычный грипп, смягчает его последствия. Мы заставили людей мыть руки и не обниматься, не жать руки при встрече. Привычка обниматься работает на уровне рефлекса, но сейчас не стоит контактировать лишний раз. Сейчас купили вторую партию масок — 3000 штук. Это мало. Ищем дальше.

— Маски с респиратором?

— О чем вы говорите, где их взять? Обычные. Сейчас дефицит везде. Мир не был готов к этой эпидемии. Надеюсь, будет организовано какое-то производство. Маски мы раздаем там, где нужно: гардеробщикам, администраторам, кассирам, охране. Тем, кто все время в прямом контакте с посетителями. Каждые 2,5 часа они маски меняют. Всем сотрудникам роздано по две маски в день, чтобы они ездили в них в общественном транспорте. Прием посетителей у нас с 12.00, так что, слава богу, сотрудники, которые обязаны быть на местах во время работы музея, не попадают в час пик. Каждый день объясняем, что не надо садиться в автобус, если он переполнен, подождите следующий. Мы сделали режим свободного посещения для тех сотрудников, которые могут выполнять свои задачи дистанционно, чтобы люди не ездили лишний раз в общественном транспорте.

— Какие еще меры предпринимаете?

— Закупили дезинфицирующие средства. С огромным трудом! А во Франции такие уже не купить. Каждую ручку, каждый выключатель, все места, за которые люди имеют свойство хвататься, у нас в музее протираются каждый час. Купили бумажные салфетки. Есть дефицит на рынке — цены подскочили. Музей остался без денег. А ведь за 10 лет бюджет не менялся. Надо понимать, что курс с тех пор сильно изменился. А сейчас у нас Фотобиеннале — это огромное количество выставок.

— Ситуация сказалась на посещаемости музея?

— На бесплатный день — нет. В платный день, вчера, посещаемость первый раз серьезно упала. 252 человека. У меня такой низкой посещаемости не было за последние 10 лет ни разу. Это результат панических настроений. Но нельзя им поддаваться. Если в день приходит 700–900 человек, это не составляет угрозы, потому что дистанция между людьми в музее несколько метров. В транспорте намного больше шансов подхватить инфекцию, но мы все равно им пользуемся. В кафе и ресторанах стало меньше людей, но они есть. Я бы, кстати, посоветовала людям не питаться в общепите. У нас, например, в кафе одноразовая посуда.

— Коронавирус повлияет на планы музея?

— Мы закупили билеты для иностранных гостей и зарубежной прессы и пока не понимаем, вернем или не вернем. Пресса из Франции точно уже не приедет, из Британии — большой вопрос. У них тоже инструкции не выезжать. Отпуска и деловые поездки сотрудников заморожены. Это сильно бьет по деятельности музея, в том числе по планам 2022–2023 года. Международные проекты за один день не делаются. Что касается стартовавшей Фотобиеннале, то уже понятно, что два художника — Сэнди Скоглунд и Митч Эпштейн с купленными билетами — не приедут. Выставка Сенди застряла на уровне сбора итальянской транспортной компании. С выставкой Митча пока вопросов нет. Логистика сложная, более 40 проектов, многие застряли. Но я спокойно принимаю решения в этой сложной ситуации, исходя из того, что главное — сколько бы ни стоили средства защиты, они нужны, и мы будем их покупать. Все сотрудники, которые могут работать удаленно, — пусть отсидятся. Мы думали над тем, стоит ли закрывать музей… Но я считаю, что нет. Нужно ходить в музей. У нас была выставка Игоря Самолета о том, как быть счастливым в любых исторических обстоятельствах. Мы сейчас как раз в таких обстоятельствах. Надо иметь запас ментальной энергии, спокойно жить, трезво думать, не впадать в панику. Да, надо мыть руки много раз в день. Нужно быть осторожней, но это не значит, что жизнь прекратилась. Искусство для этого и нужно, чтобы не впадать в панику, чтобы продолжать жить. Когда нет толпы, можно спокойно смотреть выставки. А у нас сейчас очень интересные проекты на Фотобиеннале.

КСТАТИ

Музей «Гараж» следит за развитием ситуации и принимает ряд мер согласно предписаниям Роспотребнадзора. В настоящее время приостановлены рабочие поездки в страны с неблагополучной эпидемиологической обстановкой. Сотрудники, которые возвращаются из командировок и отпусков, соблюдают двухнедельный карантин. По посещаемости музей остается в плановых показателях.

Источник: mk.ru

Leave a reply