“Радзинский мог позвонить ночью”: писателю и драматургу исполняется 85

Share:

Драматург, сценарист, телеведущий, автор бестселлеров, неутомимый исследователь и «пропагандист» исторической науки. У Эдварда Радзинского сегодня юбилей, и хотя свой день рождения он праздновать не любит и не дает по этому поводу интервью, обойти вниманием знаковую дату мы никак не могли.

Фото: ru.wikipedia.org

Одному человеку сложно преуспеть во всех областях деятельности: поэтому приходится выбирать, ученый ты, деятель культуры или инженер. Но случаются в истории энциклопедисты — люди с чрезвычайно широким охватом ума и универсальностью мышления. К таким энциклопедистам, несомненно, относится Эдвард Радзинский.

Путь к театру и кино

Эдвард Радзинский родился в 1936 году в Москве, его отец был драматургом, а мама — следователем по особо важным делам. Так что в мальчике слились в один поток глубинная интеллигентность и сила воли. Отец написал сценарии к десятку кинолент, что во многом предопределило путь Эдварда в этом направлении.

Дебютную постановку «Мечта моя… Индия» в Театре юного зрителя Радзинский почему-то называет провалом. Но после ленкомовских спектаклей Анатолия Эфроса по пьесам Радзинского его настигла слава.

— В ранней молодости я увидел спектакли Эфроса в Театре Ленинского комсомола, на меня они произвели совершенно оглушительное впечатление. Я мечтал хотя бы увидеть Радзинского, а лучше — познакомиться. И жизнь нас свела, мы вместе делали один из первых русских сериалов «Ольга Сергеевна». Это была своеобразная работа: единого сценария не существовало, и меня как режиссера каждый раз ждал сюрприз, — вспоминает легендарный кинорежиссер Александр Прошкин, подаривший миру такой шедевр, как «Холодное лето пятьдесят третьего…».

Александр Анатольевич называет Радзинского «самым выдающимся явлением в нашей культуре»: «Фантастический, совершенно искрометный талант. Он настолько парадоксально мыслит, заглядывает вглубь тех или иных явлений и людей, что с ним всегда бесконечно интересно. Я желаю ему крепчайшего здоровья и жду новых свершений!» — такое послание имениннику передал через «МК» Александр Прошкин.

В архив — за сенсациями

Скажем немного преувеличенно, но, пожалуй, с историей значительная часть населения России и постсоветских стран знакомится только когда учится в школе или если берет в руки книгу Эдварда Станиславовича. Или смотрит одну из его авторских телепрограмм. Как Карамзин в свое время, по сути, с нуля создал историографию, так Радзинский — используя писательский дар — сделал события и выдающихся государственных лидеров интересными самому широкому читателю и зрителю.

— Радзинский очень успешный популяризатор многих фигур, будь то Сталин, Николай II, Распутин, Иван Грозный. Значительная часть публики воспринимает их через работы Радзинского. При этом к его положительным чертам можно отнести то, что он нередко обращается к архивам, обнародует ранее непубликовавшиеся материалы. Как у всякого непрофессионального историка у него есть отдельные неточности, но это процесс неизбежный. И ценность его книг прежде всего в его объективном взгляде на исторических героев, — считает известный публицист и литературовед Борис Соколов.

Умение добывать информацию, как сейчас говорят — «поисковая компетентность», сыграла ключевую роль в жизни Радзинского. Не зря же он получил профессию архивиста, что в наборе с неким «чутьем», исторический интуицией дали просто потрясающий результат. В каждой новой книге и передаче Радзинского содержалась информационная «бомба».

— Вы знаете, он же оканчивал историко-архивный институт (ныне — Историко-архивный институт РГГУ. — И.В.). Навыки, полученные в вузе, он гениально сочетал с талантом рассказчика, — говорит Владимир Григорьев, книгоиздатель, экс-зам главы Роспечати. — Радзинский черпает силы в истории цивилизационного масштаба. Французская революция, Наполеон, переход власти от российских императоров к Сталину. Последующие лидеры, Брежнев или Хрущев, его особо не занимали. Он знает, где и что нужно искать, и обнаруживает потрясающие документы, недоступные исследователям, что позволяет ему уникально описывать своих героев.

История в эфире

Владимир Григорьев до сих пор сохраняет близкие отношения с Радзинским. «Он внимательный друг. Зная, что моя мама зачитывалась им, он всегда первую книгу ей подписывал», — говорит Григорьев.

— Правда, что звонок от Радзинского мог раздаться в три часа ночи?

— Был такой период, он мог позвонить ночью, и мы болтали с ним… Потом я перестал быть его издателем, и необходимость срочно чем-то поделиться отпала. Но мне несказанно повезло, что я, будучи молодым редактором, встретился с Эдвардом Станиславовичем. Тогда, в 1991 году, он работал над томом о Николае II, а я как раз основал частное книжное издательство. И мы сотрудничали дюжину лет.

  Во второй половине 90-х Григорьев продюсировал первую серию передач в «Останкино» — так началась эпоха «Загадок истории с Эдвардом Радзинским».

— Легко ли приняли авторский формат Радзинского на ТВ?

— Руководители телевидения считали, что «говорящая голова» на экране — это невозможно. Но те программы, которые мы стали выдавать в эфир, держали потрясающую аудиторию образованных, интеллигентных людей. Радзинский умеет мастерски чувствовать «пульс» аудитории. Вряд ли скажу, кого рядом можно поставить, кто так выходил в залы-трехтысячники. И мог в продолжение нескольких часов давать творческие вечера.

Но это было тогда, в прошлом веке. А что сегодня? В эпоху Интернета Радзинский завел себе странички в социальных сетях, а во время самоизоляции и канал на популярном видеохостинге. И новое поколение его с интересом слушает и смотрит ролики о Петре Первом, цареубийцах, детях вождей и самих вождях, шпионах и революционерах. Несмотря на то что Радзинскому 85, он остается в тренде. Что еще можно пожелать на юбилей?..

Источник: mk.ru

Leave a reply