Михаил Шац: «От съемочных графиков меня колбасить начинает»

Share:

Как корифей юмора перезагрузил свою карьеру

Михаил Шац вернулся в эфир в ситуации, когда традиционное телевидение все чаще называют каким-то атавизмом. Тем не менее Михаил начал уже второй сезон своего шоу «Дело было вечером», которое стало адаптацией американского формата «Hollywood Game Night», и пока не испытывает никаких разочарований. Вероятно, немалый опыт позволяет ему правильно к ним относиться. «МК» побывал на съемках и выслушал одного из корифеев российского юмора.

Фото: пресс-служба СТС

Иногда все это напоминает дискотеку, на которую собрались хорошие приятели. Приглашенные на съемки «Дело было вечером» звезды явно не выдавливают из себя улыбки, а вполне танцевального возраста массовка всегда готова устроить праздник непослушания благодаря стараниям битбоксеров Juke Box Trio, выступающих в роли студийного оркестра. Иногда кажется, что в этом бурлящем котле Михаил Шац — единственный человек с серьезным лицом. «Оно у меня все время серьезное. Я не специально, просто так получается», — говорит ведущий уже в гримерке, после того как снят очередной эпизод шоу. Несмотря на невеселый режим так называемых пакетных съемок, Михаил выглядит весьма бодро, хотя и признает, что новый этап его телевизионной жизни не лишен типичной для индустрии суеты. «Я привык к сибаритству, честно говоря, а тут опять появились эти страшные графики, от которых меня просто колбасить начинает, — замечает Шац. — Но это лучше, чем ничего не делать».

Под «ничего не делать» Михаил подразумевает семилетний телепростой, который случился после того как на канале закрыли программу «Хорошие шутки», а потом и вовсе отказались от услуг семейного тандема Шац—Лазарева как ведущих самых разных проектов. Многие это связывали с участием Михаила в Координационном совете российской оппозиции, а сами телеведущие называли сложившуюся ситуацию «увольнением по политическим причинам». Официальных комментариев на сей счет тогда так и не дождались, но было очевидно, что Михаилу придется начать какую-то новую жизнь.

«Был некий период адаптации, — вспоминает те времена телеведущий. — И, наверное, я прошел все стадии депрессии, которые описываются в книгах по психологии. В какой-то момент мне казалось, что с телевидением покончено. Потом мне казалось, что с телевидением покончено, и это для меня конец. Но со временем я начал понимать, что хотя с телевидением покончено, у меня появились другие перспективы. И это разные состояния и эмоции. Но не скрою, было тяжело».

Поначалу альтернативой работы на большом развлекательном канале стали проекты кабельного масштаба. Михаил вел спортивные программы «Голеностоп-шоу», «Олимпийский канал», «Игры с «Олимпом» и даже кулинарное шоу «Здорово есть!». А когда You Tube как способ распространения видео из скромной забавы стал превращаться в некое подобие Гостелерадио, Шац решил стать сам себе юмористом и влился в ряды комиков-стендаперов.

Весьма смелый шаг, особенно для человека, начавшего свою карьеру еще в прошлом веке. Местный стендап, как известно, стартовал в начале нулевых, и это означает, что самым древним участникам движения сейчас еще нет и сорока. К тому же в таком бизнесе активно проявляют себя даже пятнадцатилетние школьники, и подобный фон, на первый взгляд, не совсем подходит для многоопытного дяди, которому в этом году стукнет 55. Впрочем, Михаил из тех, кто привык относиться с юмором в том числе и к стереотипам.

«Я даже рад, что являюсь пионером возрастного стендапа в России, — уверен начинающий стендапер. — У каждого поколения должен быть свой голос, свои мысли, свои шутки. Конечно, у меня и у ребят, которым лет 20–25, разные темы и разные мысли. Но в последнее время на своих выступлениях в клубах я вижу совершенно разную аудиторию. Стали появляться и ровесники».

Кстати, Михаил совершенно уверен в том, что стендап — отличный способ понять, как дети и внуки смотрят на жизнь. Конечно, здесь нужно предостеречь всех желающих понять детей и внуков. Когда стендаперы в своей родной стихии, то выражений они совершенно не выбирают, и их клубные выступления не предназначены для нежных ушей. Иногда складывается ощущение, будто стендап — это как хорошая частушка, то есть без мата не бывает.

«Иногда бывает, — утешает Михаил. — Я даже знаю молодых комиков, которые сознательно не используют мат. В моих монологах мат есть, я им не злоупотребляю, но использую. И получаю от этого своего рода кайф, потому что на телевидении вообще ничего сказать нельзя, а иногда очень хочется».

Смена поколений в любой творческой среде, как правило, сопровождается упреками в бездарности, с одной стороны, и рассуждениями о героях вчерашних дней — с другой. На глазах Михаила подобные смены поколений происходили неоднократно, возможно, поэтому относится он к ним философски.

«Нельзя сказать, что все становится лучше или хуже. Все становится другим, — уверен Шац. — Конечно, юмор меняется. Друзья на какой-то мой юбилей подарили мне кассету с финалом лиги Ленинградского КВН, где участвовала моя команда Первого ленинградского мединститута. Дворец молодежи, полный зал, огромное событие для тех времен. Я посмотрел запись, и у меня осталось очень странное впечатление. Это даже не юмор, а скорее восхитительное чувство свободы, когда ты вдруг начал говорить, иногда даже что-то лозунговое, но все это воспринималось с настоящими овациями в зале. В середине девяностых появилась не столько сатира, а скорее бытовой юмор. А потом возник Comedy Club, где начали шутить, как бы сказали раньше, на скабрезные темы. На самом деле на такие темы все говорят, но просто стыдятся произнести на публике. А сейчас стендап, Интернет… Но я всегда что-то нахожу в новом юморе на свой вкус, мне кажется, есть очень удачные, живые репризы. Во все времена были свои удачи».

Одной из главных удач Михаила Шаца и его коллег Татьяны Лазаревой, Павла Кабанова, Сергея Белоголовцева и Андрея Бочарова стал проект «О.С.П.-Студия». Им удалось создать поистине знаковые юмористические образы девяностых, и многие поклонники до сих пор не могут забыть Мишгана, доктора Шанса и других персонажей, над которыми смеялась вся страна. После закрытия канала «ТВ-6 Москва» проект перешел на СТС, однако вскоре стало ясно, что в новом веке требуются совсем другие шутки.

«Мы вовремя поняли, что пора заканчивать, и вовремя разошлись. Без склок, интриг и типичных для таких ситуаций скандалов, — вспоминает Михаил. — Думаю, мы сделали ровно то, что могли. Наверное, мы были не очень хорошими бизнесменами. Вот ребята из Comedy, которые пришли лет на десять позже нас, могли монетизировать свой успех. Мы же прекрасно зарабатывали, но нам не удалось сделать из нашего проекта корпорацию. Так мы и остались первыми успешными романтиками, которые пришли из ниоткуда. Но воспоминания об этом времени прекрасны. «ТВ-6» был чудесным островком романтизма и наивности, без бюрократических структур, жесткого продюсирования. Многое делалось на коленке. Решили и сняли. И на рейтинги особо никто не смотрел, я далеко не сразу узнал, что такие вообще есть. При этом чувствовалась свобода творчества, воплощались самые экзотические идеи. Было клево».

Сейчас все звезды «О.С.П.-Студии» реализуют себя как самостоятельные величины. Сергей Белоголовцев играет в театре и кино, Павел Кабанов занят в антрепризе и некоторых телепроектах, Андрей Бочаров один из первых стал развивать активность в Интернете и достиг в этом успехов. Для Михаила Шаца большое телевидение только часть ежедневных забот. В не меньшей степени он занят своим туром в качестве стендапера и подготовкой развлекательного шоу для Интернета. Примечательно, что новые информационные технологии увлекают и Татьяну Лазареву, супругу Михаила, и всех их детей.

«Сын Степан окончил университет и, можно сказать, работает в смежной индустрии. Он уже два года занимается 3D-моделированием и графикой, — говорит Михаил. — Средней дочери 21 год. И со своей подругой она пробовала открыть интернет-канал под названием «Уже за 20». У Софии есть продюсерские задатки и опыт создания разных проектов. Так что она по дороге куда-то туда. Младшей дочке, Антонине, тринадцать лет, и у нее пока школа. Но все, что сейчас происходит вокруг детей, очень подталкивает их к работе в развлекательной индустрии. «Тик-ток», постоянные съемки вайнов — сейчас у детей это уже в крови и является чем-то вроде социальной лестницы. Вот они видят успешных блогеров, и для них они — примеры для подражания. Ты что-то такое сделал, на тебя подписалась толпа людей, потом пришли рекламодатели, и вот ты миллионер. И никакой помощи родителей им в этом не требуется».

Источник: mk.ru

Leave a reply