Михаил Кокшенов на съемках комедии едва не покалечил статиста

Share:

Наш корреспондент снимался в фильме вместе с ушедшим из жизни актером

Много лет назад автору этих строк довелось участвовать в съемках художественного фильма «Вечерний лабиринт», где артист Михаил Кокшенов, новость о смерти которого потрясла сегодня его почитателей, исполнял роль ресторанного швейцара. В одной из сцен Михаил Михайлович столь творчески вошел в образ своего героя, что даже в пылу артистического азарта нанес травму человеку, участвующему в массовке.

Вечерний лабиринт. В кадре из фильма – Михаил Кокшенов и Владимир Басов.

Надо честно признать, комедия «Вечерний лабиринт» никогда не была в лидерах кинопроката. Однако этот фильм, вышедший на экраны в 1980 году, до сих пор изредка показывают по телевизору.

Сюжет в общем-то незамысловатый и построен, главным образом, на популярной во многих странах комедии положений, – на случайных и непредвиденных стечениях обстоятельств.

Тем не менее, режиссеру-постановщику Борису Бушмелеву удалось привлечь к съемкам многих известных актеров – Владимира Басова, Александра Лазарева, Татьяну Васильеву, Виктора Ильичева, Валентину Талызину, Николая Парфенова… Был приглашен и Михаил Кокшенов, которому предложили роль швейцара ресторана Феди.

По сценарию основные события комедии разворачиваются в гостинице, где поселились на время командировки в Москву главные герои. При этом многие эпизоды происходят в гостиничном ресторане. Вот там-то и пересеклись наши с Кокшеновым «киношные» пути-дороги.

Ну он-то понятно – популярный артист. А вот при чем здесь корреспондент «МК»?

Во-первых, автор этих строк тогда еще отнюдь не был журналистом «Московского комсомольца», а трудился в должности преподавателя одного из столичных вузов. А во-вторых, по молодости лет (только-только закончил этот самый вуз) увлекался на досуге всякими «посторонними» вещами, в том числе участвовал в самодеятельном вокально-инструментальном ансамбле (именно так было принято в ту пору обозначать подобные музыкальные группы).

Именно это хобби и привело меня на «Мосфильм»: там для съемок картин регулярно требовались музыканты – не важно, насколько умелые, профессиональные, – главное, чтобы со своим инструментом. Электрогитара у меня была, и школьный приятель через своего отца-администратора, сотрудничавшего с киностудией, организовывал время от времени приглашения на съемки. Платили по ставке артиста третьего плана, да еще сверх того положена была компенсация за амортизацию музыкального инструмента. В общем, неплохая прибавка к скромной зарплате институтского преподавателя!

Однако, вернемся к «Вечернему лабиринту». Ваш покорный слуга вместе с еще несколькими музыкантами изображал в кадре маленький ресторанный ансамбль, аккомпанирующий роскошного вида певице. Соответственно все эпизоды, в которых довелось сняться, происходили в ресторане.


Снимали в самом настоящем заведении общепита, причем, достаточно престижном по тем временам – в ресторане гостиницы «Будапешт», расположенной рядом со Столешниковым переулком.

Естественно, в ресторанных сценах должны были присутствовать помимо главных героев еще и другие люди – посетители «вкусного заведения». Для этого привлекли несколько десятков человек массовки. Вот с одним из них у Кокшенова и возник «постановочный» инцидент.

Как всегда в подобных случаях среди жаждущих получить заветные три рубля за съемочный день было много таких, кто хотел еще и добиться «минуты славы» -покрупнее «засветиться» в кадре, чтобы потом все родные-знакомые-сослуживцы могли увидеть. Поэтому места за ресторанными столиками поближе к тому, за которым должны сидеть главные герои, брали чуть ли не с боем (хотя потом, все равно, режиссер и оператор-постановщик многих пересаживали и заменяли, выбирая типажи по своему вкусу).

Таких «мест под солнцем» в зале ресторана хватило не на всех. Группе мужчин и женщин из массовки режиссер поручил изображать толпу у входа в заведение. Это же типичная примета того времени: попасть вечером в ресторан не просто, как всегда висит табличка «Мест нет», поэтому граждане, жаждущие «культурно отдохнуть» подолгу толпились у закрытой двери, при всяком ее открывании пытаясь уговорить швейцара и проникнуть-таки внутрь.

Швейцара играть пригласили Михаила Кокшенова – благо фактура у артиста было вполне подходящая, атлетическая.

Снимали как раз проходную мизансцену в вестибюле у дверей. Михаил Михайлович в фирменном облачении, приготовленном для него костюмерами, – темно-синем костюме с позументом, в фуражке, приоткрывает дверь, выпуская очередного посетителя. И в этот момент, по сценарию, в образовавшуюся щель должен протиснуться некий нахальный «человек с улицы», которого могучий швейцар выталкивает прочь.

Режиссер, окинув взглядом массовку, выбрал одного подходящего по его мнению мужичка. Чтобы смотрелось посмешнее – такого тщедушненького. Для пущего комизма решили, что этот персонаж должен почему-то проникать в ресторан в кепке (ну, такой невоспитанный!).

Сняли первый дубль. Бушмелеву не очень понравилось.

Сняли второй. Опять не то.

Тут мужичок-массовщик, ловя миг удачи, вдохновившись идеей поосновательнее появиться в кадре подошел к главному режиссеру со своим творческим предложением: «А можно, я немножко поглубже внутрь ресторана проберусь мимо швейцара, а он меня там будет ловить и потом уже выставит за дверь?» «Давайте попробуем, – отвечает Бушмелев. – Так, все на исходные места! Посетитель – на улицу, за дверь! Закройте дверь! Миша (это Кокшенову), ты готов?»

Сняли вариант с прорывающимся в вестибюль посетителем. «Неплохо. Но давайте еще раз. Поэнергичнее! Посетитель – уходите за дверь! Дверь закрыть! Все готовы?»

Но теперь настал черед уже артиста Кокшенова предлагать режиссеру свои креативые идеи. Михаил придумал, как сделать эту мизансцену посмешнее: «Давайте я с этого мужичка кепку сорву и выкину ее за дверь. А потом схвачу нахала и – вроде, как очень рассердившись, его туда же толкну!» «Отлично! Только поэффектнее это сделай!»

В пылу творческих озарений совершенно забыли предупредить об изменившихся перипетиях эпизода другое действующее лицо – мужичка из массовки. Он стоял все это время за закрытыми дверями ресторана и ничегошеньки не слышал о творческих планах Кокшенова.

Но вот команда: «Мотор! Начали!» Дверь ресторанная приоткрывается, швейцар Федя выпускает посетителя, в щель «просачивается» мужичок-«нахал», как и было условлено делает несколько шагов вглубь – в сторону заветных столиков.

И тут на него коршуном налетает Кокшенов. Совершенно неожиданно для массовщика весьма фактурный артист хватает с его головы кепку и в гневе выкидывает ее в гостиничный вестибюль. Потом волочит к дверям и самого мужчину. А на пороге еще и со «зверским» лицом толкает его туда же – в вестибюль гостиницы. От внезапности такого развития событий этот человек так растерялся, что не сумел вовремя скоординировать свои движения и при толчке упал на каменный пол. Падение обернулось травмой: человек неловко подвернул ногу и ободрал лодыжку.

Пришлось сделать технический перерыв. Пока мужичку перевязывали рану, он объяснил, что очень испугался, когда «швейцар Федя» на него столь яростно накинулся. «Я думал, что что-то не так сделал! Я же не знал, что вы придумали эту сцену по-другому играть.»  

Сам Кокшенов был заметно расстроен случившимся и просил пострадавшего его извинить.

В итоге неудачливого «ловца минуты славы» отправили домой на такси. Самое обидное для него, что пострадал он ради искусства совершенно напрасно: эпизод с толпой у входа в ресторан в окончательный вариант фильма вообще не вошел.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Умер Михаил Кокшенов: судьба в фотографиях

14 фото

Источник: mk.ru

Leave a reply