Мариинский театр первым открылся после карантина

Share:

Во время самоизоляции Владимир Шкляров сыграл Троцкого

Пока все театры в Москве всё ещё под замком, в Санкт-Петербурге Мариинский театр первым из российских  открыл свои двери. Правда, пока не для зрителей, а только для артистов: солисты оперы получили возможность распеваться, а солисты балета – делать класс. Говорят, без интриги здесь не обошлось. О мерах предосторожности, безконтактных репетициях, футболе и многом другом обозревателю «МК» рассказал звезда Мариинского театра и премьер Баварского государственного балета Владимир Шкляров.

Владимир Шкляров занимается классом. Фото: instagram.com/vladimir_shklyarov

– Самая большая сложность была – согласовать все это с Роспотребнадзором, чтобы действительно нам разрешили полноценно заниматься, естественно, при соблюдении всех мер безопасности. И театру это удалось сделать. Благодаря этому у нас есть возможность заниматься уроком…

– Какие ограничительные меры при этом Вы вынуждены соблюдать?

– Мы занимаемся по два человека в классе, плюс педагог-репетитор и аккомпаниатор. То есть в одном помещении находится по 4 человека. После занятий сразу же идёт дезинфекция, протирают палки, моют пол дезинфицирующими средствами, проветривают помещение, проводят кварцевание – когда зал просвечивают специальными лампами с фиолетовым светом, который убивает микробы.

– Все ли члены балетной труппы (а она одна из самых больших в мире) имеют возможность заниматься? Сколько времени Вы можете проводить в зале и сколько в общей сложности человек имеет возможность в день таким образом позаниматься?

– Пока занимаются только солисты. Два-три человека (в зависимости от размеров зала) могут заниматься одновременно в разных классах. Получается, проходят одновременно четыре урока, 10-12 человек занимаются в четырех залах в основном здании Мариинского театра, и ещё один зал в Мариинке-2. То есть в общей сложности пять залов. Потом час проходит проветривание и проведение необходимых процедур по обеззараживанию помещений. Потом опять в два часа дня по точно такой же схеме работают другие: то есть класс, час – проветривание и обеззараживание и потом следующий урок. Так что за день в одном зале может проходить даже по три урока.  

– Артисты делают класс в масках? И соблюдается ли на занятиях социальная дистанция?

– Да, обязательна дистанция, чтобы между нами было расстояние полтора-два метра. Мы все стоим у разных палок. Ходим везде в масках, хотя занимаемся без них. Но все остальное время маска обязательна. Везде есть антисептики. И у меня при себе все время такая «пшикалка» с антисептиком: ручку двери открыл, побрызгал… Когда только приходим в театр, сразу же идём в медпункт: меряем температуру и рассказываем врачу о состоянии своего здоровья. Плюс к этому мы все подписали бумагу о том, что мы никуда не выезжали, всё это время находились в изоляции, ни с кем не контактировали и вообще вели себя хорошо (Смеётся). Мне кажется, что самое важное в этой ситуации думать не о себе, а о тех, кого ты можешь заразить. Поэтому эти все меры лично мы с моей женой Машей (Ширинкиной – П.Я.) соблюдаем стопроцентно. 

– Володя, скажи, пожалуйста, речь идет пока только о занятиях классом? Репетиций с артистами пока ещё не проводят?

– Никаких репетиций пока нет. Единственная кто репетирует, это Маша Хорева. Ей разрешили, потому что она готовится к телеконкурсу «Большой балет» на канале «Культура». Она репетирует с Никитой Корнеевым. Ребята с понедельника, по часу или полтора потихонечку начали заниматься. Если этот проект состоится – они будут представлять Мариинский театр.

– Я слышал, что её родители будто бы и пробили возможность работы Мариинского театра…

– Я в слухи не верю и ничего такого не слышал. Но кто бы это не сделал, это огромный, огромный плюс. Занятия дома, это, конечно, не то… Думаю, что за время домашних занятий многие немного вышли из формы… Когда есть привычный балетный зал все совсем по-другому. На занятиях необходимо профессиональное покрытие, специальный линолеум, удобные палки, просторные помещения. Так что ничто не заменит занятия у станка в театре!

– А вам линолеум домой не выдавали? Потому что и Большой, и Музыкальный театр в Москве своих артистов им обеспечили.

– Я знаю, что такая практика была в Москве. Но у нас этого не было. Кто-то покупал, но нам ничего не выдавали. У нас есть тут бригада, которая делает балетные палки. Линолеум тоже покупали сами…

– Во время изоляции ты в Петербурге был с семьёй или загород куда-то уезжали?

– Я всё время был в Питере. Мы с Юрой Смекаловым сделали спектакль «Infinta Frida». Это балет про художницу Фриду Кало. Я в нем играю Льва Троцкого… Мы репетировали у Юры в студии…

– То есть ты всё-таки умудрился репетировать во время изоляции?

– У Юры же есть своя собственная студия, где он ставит свои балеты. Поэтому нам с Машей повезло, что мы имели возможность всё-таки приезжать к нему и репетировать. И заниматься там, кстати, и тем же уроком тоже…


– Я у тебя в Instagram ещё увидел такой ролик в поддержку вашей питерской команды «Зенит». Ты увлекаешься футболом, и там вы с Юрой Смекаловым целую хореографическую композицию поставили, про то, как ты забиваешь гол… Это тоже в этой студии во время изоляции записали?

– Нет-нет… Это было записано на искусственном поле завода Степана Разина… Мы там иногда играем в футбол. Мы сделали его не именно в тот период, когда все сидели дома, а когда президент сказал, что срок самоизоляции заканчивается ….

– Ты в своем Instagram ещё и трансляции во время самоизоляции устраивал?

– У меня в Instagram есть такая рубрика, которая называется «Па-де-де: разговор на двоих о балете и жизни». Я уже поговорил в прямом эфире с Юрой Смекаловым, с Володей Варнавой, с Викой Терёшкиной и с Наташей Осиповой. У нас будет эфир с Ваней Васильевым. Мне кажется это интересно, поскольку у меня уже был подобный опыт. Я был ведущим в этом году на «Золотой маске в кино», брал интервью у того же Лорана Илера (худрук балетной труппы Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко П.Я.) и подумал, что можно и у себя в Instagram попробовать. Почему-бы и нет? Благо все мои собеседники интересные и талантливые люди.

– Такое впечатление, что во время изоляции, скучать тебе не приходилось.

– Ты знаешь, я находил чем заниматься… Потому что просто сидеть дома мне очень сложно… Да, была возможность вкусно приготовить обед, провести время с ребёнком, поиграть с ним. Но всё равно помимо этого ещё хотелось куда-то двигаться в творческом плане, не стоять на месте, а развиваться… Опять же, поддерживать форму… Потом в какой-то момент появился этот Юрин проект «Infinta Frida», мы стали ездить и заниматься у него уроком, потом репетировать. И в футбол мы пару раз играли, выбирались туда… Естественно, тоже предпринимая все меры самозащиты, которые нам предписывают врачи… Я иначе просто не могу,  мне обязательно нужно какое-то движение.…

– Твоё последнее выступление состоялось в Мариинском театре на твоём творческом вечере? После этого ты больше не танцевал на сцене?

– Скажу честно, после него мне необходимо было какое-то время для того, чтобы прийти в себя –  я потратил на этот вечер очень много и сил, и нервов. Но я, конечно, счастлив, что он состоялся, что мы сделали новую программу, у нас была премьера. И опять же так приятно совпало, что нас с Катей Кондауровой и Алиной Сомовой тогда же наградили званиями заслуженных артистов России. То есть перед эпидемией случился такой важный этап в моей творческой жизни. И мне кажется, что после подобных вещей нужно обязательно перевести дух и потом двигаться вперёд, ещё с большей силой и верой.

Источник: mk.ru

Leave a reply