Галкин прорвался в эфир через Цискаридзе

Share:

И как вам Цискаридзе в роли Галкина? Наверное, так мог звучать единственный светский вопрос по итогам праздничных телеэфиров. Все остальное в них было ну совсем не светское, что, впрочем, вполне предсказуемо.

Фото: Кадр из видео

Сама персона Николая Цискаридзе вопросов никаких не вызывает. Его все знают, на телевидении он, мягко говоря, не впервые, так что продюсеров, решивших, что именно он проведет шоу Галкина, отчасти можно понять. Но холодный продюсерский разум находится обычно в стороне от сантиментов. Каналу нужна была душевная программа с праздничным декором, и такую в итоге получили. Другое дело, что уже с первых ее минут стало особенно понятно, что Галкин как телеведущий очень крутой, а Цискаридзе, прямо скажем, не очень.

У нас уже давно смирились с тем, что телеведущий — работа не столько журналистская, сколько актерская. В последнее время на некоторых каналах уверены, будто провести программу в принципе может любой мало-мальски известный человек. Мол, чего там сложного? Текст напишут, вопросы подготовят, просто читай суфлер и говори то, что в ухо будут подсказывать. И вот в случае с Цискаридзе выясняется, что это не совсем так. Что телемагнетизм — субстанция не абстрактная, а вполне осязаемая. И что у многих, даже очень известных и уважаемых людей, этого магнетизма просто нет. Не родились они с ним.

Называть выход Цискаридзе в эфир полным провалом было бы, конечно, неправильно. У Николая Максимовича яркая харизма человека искусства, интеллигентная речь и масса заслуг, позволяющих выходить в федеральный эфир. Но когда он сидел в студии «Сегодня вечером» не на правах гостя, а в роли ведущего, трудно было отделаться от ощущения, будто занят он совсем не своим делом. Особенно когда в эфире появилась тень Галкина. В шоу использовали фрагмент старого выпуска «Сегодня вечером» с участием ныне покойного Василия Ланового. В кадре самого Галкина, конечно, не было, но голос все-таки прорвался. Не факт, что все зрители испытали в этот момент острое чувство ностальгии, но повод для печального вздоха на тему «раньше были времена» все-таки появился.

Сегодня он играет джаз

Джаз, как известно, не шансон. Для застольного пения не годится, и вообще есть в нем явный классовый душок. Не зря же его музыкой толстых прозвали. Правда, как выясняется, играют его не только толстые.

Фото: пресс-служба ТК Россия-Культура

«Большой джаз» — типичная программа на любителя, но за этих любителей можно только порадоваться. Хотя бы раз в неделю у них есть отличное развлечение как будто из времен, когда телевидение могло себе позволить всякие излишества. Шоу про джаз по нынешним временам — типичное излишество. Большая студия, живой звук, серьезные музыканты, и все это вокруг далеко не самой рейтинговой темы.

Вот в прологе шоу Даниил Крамер и Валерий Гроховский играют лихой джем, и в этот момент почему-то вспоминается советское телевидение, на котором, по крайней мере в вопросах культуры, далеко не всегда сомневались на тему: «А поймут ли это обыватели?» Если честно, в некоторых ситуациях на обывателей лучше чихать с высокой колокольни. Не понимают — и не нужно, это их проблемы. Есть вероятность, что некоторые непонимающие приложат некоторые усилия, чтобы понять, и вот тогда телевидение действительно начнет выполнять образовательную функцию. Иногда очень полезно хотя бы попытаться дотянуться до того, что выглядит недосягаемым. Вдруг получится?

Наверное, не нужно уж очень надеяться на стремление публики ликвидировать свою музыкальную безграмотность после просмотра «Большого джаза». У многих такие программы, скорее всего, лишь укрепят веру в величие шансона. И драматизировать такие увлечения нет смысла, пусть слушают на здоровье. Радует в этой ситуации лишь то, что для блатных песен, льющихся водопадом в федеральном эфире, все-таки есть некое подобие антидота. И его пока еще можно получить, просто переключив канал.

Источник: mk.ru

Leave a reply