Фильм о чеченце-гее на “Артдокфесте”: что рассказал “Тихий голос”

Share:

На проходящем в эти дни в Москве «Артдокфесте», что ни день, то какое-нибудь удивительное событие. И, в общем, это было бы хорошо, если бы в адрес организаторов не поступали постоянные требования не показывать тот или иной фильм, который никто из «униженных и оскорбленных» не видел.

Кадр из фильма “Тихий голос”.

Накал страстей вокруг неигрового кино поднимает его на ту высоту, на которой оно и должно находиться. Документалистика по сути своей призвана обращать внимание на самые болевые точки. Каждый день, как на работу, приходят на фестиваль уже знакомые многим люди. Кто-то настроен агрессивно, а кто-то не скандалит, просто ждет появления режиссера и продюсера Виталия Манского, чтобы высказать претензии, продемонстрировать какие-то документы, уличить в нарушениях. С представителями одной такой организации «МК» довелось поговорить. Они объясняют, что радеют за благо родины, хотят, чтобы она процветала, а на фестивале показывают кино, порочащее страну. Ни одного фильма эти люди не видели. У них другие задачи.

Могли бы заявить о своих обидах представители структур, связанных с космосом, но, по счастью, не сделали этого. В украинской картине «Байконур. Вторжение» герои проникают на охраняемую территорию космодрома ради драйва и удовлетворения детской мечты с риском угодить в тюрьму. Могли бы чем-то возмутиться норвежские фермеры, усмотрев что-то не то на скотном дворе в «Гунде» Виктора Косаковского. А по поводу снятого Владимиром Козловым во Франции «Кунашира» о некогда японском острове Курильского архипелага могли бы устроить акцию японцы. Они, кстати, и пришли на показ, и было о чем поговорить после фильма. Но в целом с культурой диалога дела у нас обстоят совсем плохо.

На днях распространилась не вполне точная информация о том, что чеченские активисты добивались отмены показа «Тихого голоса» о своем соотечественнике нетрадиционной ориентации. Но все было не так. К руководству фестиваля действительно обратился человек, представившийся Сулейманом. Он вежливо попросил показ не проводить, чтобы не нагнетать напряженность, поскольку в Чечне геев нет. Сулейман пообещал для веса привести депутата, представляющего Чеченскую Республику, но так и не привел. Он извинился за то, что слишком поздно поднял этот вопрос, поскольку программа фестиваля обнародована давно. Спустя время билеты на два сеанса «Тихого голоса» были выкуплены и оплачены с одной банковской карты. Это ввело в замешательство руководство кинотеатра, где проходит «Артдокфест», и было воспринято как тревожный сигнал. Однако сеансы состоялись. На выкупленные с одной карты места никто не пришел, но были другие зрители, которые приобрели билеты раньше.

Всего в конкурсе 21 фильм, и не только в России. 50-минутный «Тихий голос» сделан во Франции (режиссер Река Валерик). Лица главного героя — 26-летнего Хаваджа — мы почти не видим, а голоса не слышим. Он не говорит, а хрипит и проходит курс терапии. Лицо намеренно скрыто, что оправданно и с художественной точки зрения, которую в документалистике никто не отменял. Герой существует словно в отражении. На экране только его спина, очертания в запотевшем зеркале, бредущая по вечернему европейскому городу одинокая фигура. Первые месяцы жизни на чужбине даются непросто. Прежняя жизнь уходит, а новая только складывается. Хавадж — мастер единоборств. В Брюсселе оказался, спасаясь от мести брата, узнавшего о его гомосексуальности. Хавадж ходит в планетарий, наблюдает за звездами — и сам словно погружен в холодные слои атмосферы. Он ходит в спортзал, но в основном лежит на кровати и слушает на автоответчике голос матери из Грозного. Звучит французская, английская, чеченская и русская речь. Мать признается, что без финансовой поддержки сына им трудно, пришлось продать его спортивные медали. Есть какая-то заданность в ее голосовых сообщениях, которые вводят зрителя в курс дела, но это уже издержки кинематографического свойства. Мать сравнивает нынешний Грозный с тем, каким он был когда-то. «Война растерла все», — говорит она. Для брата главного героя Хаваджа больше не существует. Он запрещает матери смотреть на его фотографии, даже детские, где он еще «чистый». В какой-то момент несчастная женщина отрекается от сына. Она уверена: на Западе его «болезнь» ухудшится, там ему никто не поможет стать «нормальным». Это не самая сильная картина конкурса, в котором есть мощные работы, скорее, это некая эмоциональная зарисовка, попытка обозначить проблему, которую в Грозном считают надуманной.

Оценить эту и другие картины конкурса предстоит жюри в составе Владимира Познера, Артемия Троицкого и выпускницы ВГИКа, главы Национального киноцентра Латвии Диты Риетума.

После того как «Тихий голос» оказался «блокирован» чьей-то банковской картой, «Артдокфест» предоставил зрителям возможность посмотреть в онлайне картину «Добро пожаловать в Чечню» американского режиссера Дэвида Франса, которую как оператор снимал российский режиссер Аскольд Куров. Это куда более мощное зрелище на ту же тему. У нас картину не показывали, хотя ее премьера состоялась больше год назад в США на фестивале «Сандэнс», а потом на Берлинском фестивале. Фильм вошел в шорт-лист «Оскара». Она рассказывает о том, как из Чеченской Республики активисты вывозят молодых людей нетрадиционной ориентации, которых сделали неузнаваемыми при помощи технологии наложения чужих лиц.

Источник: mk.ru

Leave a reply