Филипп Киркоров: “Меня всю жизнь стараются сделать разменной монетой”

Share:

Еще в разгар голосования по «ЗД Итогам-2020» в декабре главный государственный социологический ресурс ВЦИОМ в очередной раз объявил Филиппа Киркорова «Музыкантом года», в полтора раза обошедшим по числу голосов «Золотого соловья» Баскова с пианистом Мацуевым и в три раза — Крида с Моргенштерном. У себя в «ЗД» мы, конечно, поморщились и, ехидно мурлыча под нос: «Ну и ну», — принялись ожидать истинно честных результатов народного волеизъявления читателей «МК». Мол, мы же не ВЦИОМ какой-то…

Фото: Лилия Шарловская

– Спесь и гордыня, зря что зовутся грехами, были, однако, посрамлены по самое музыкальное «не могу», – начал своё повествование Филипп Киркоров. Читатели «МК» и «ЗД», конечно, воздали по заслугам всем актуальным героям и новомодным штучкам сезона, благо номинаций у нас чуть больше, чем одна туманная «Музыкант», но именно в главной из них — «Артист года» — подтвердилась азбучная, как выясняется, истина: голосуй — не голосуй, а Киркоров все равно главный. Хоть ты тресни. К артистическому трону почти подобрались весьма достойные Лолита и Юрий Шевчук, блестяще выступавшие в ушедшем году, но все-таки не дотянулись до поп-королевской вершины.

Пандемия пандемией, но, начав загибать пальцы, пересчитывая резонансные активности Филиппа Бедросовича в ушедшем году, мы поняли, что, видимо, погорячились нагонять сами на себя безысходный скепсис, поскольку действительно куда ни ткни, то и дело натыкались на феерично и весьма дизайнерски торчащие уши Киркорова. Как он успевал? Фигаро тут, Фигаро там…

Под финальный аккорд культового мирового хита 80-х «One Night in Bangkok», исполненного г-ном Киркоровым в качестве новогоднего сюрприза в мюзикле «Шахматы» и жирной точки к достижениям года, «ЗД» поспешила поздравить лауреата ZD AWARDS’2020 и пересчитать вместе с ним все, что он натворил за сезон, обеспечив себе признание не только информационных госресурсов, но и самых требовательных и привередливых читателей «МК».

Хвалить себя Филу не привыкать, хотя справедливости ради надо заметить, что делает он это не только элегантно, но и достаточно убедительно. Дабы сэкономить место на наводящих вопросах, «ЗД» публикует отчет ФК о содеянном и пережитом в формате монолога, оставив за собой небольшой постскриптум в эпилоге, чтобы уточнить некоторые акценты.

«Не бронзовею из-за Крида»

К финалу года по уже многолетней традиции я оказался в лидерах соцопросов, но самое важное то, что, судя по этим опросам, меня сделали номером один у поколения Z, у тех, кто родился после 2000 года. Такое редко случается с артистом, который 30 лет на сцене и в принципе должен находиться в рейтинге популярности на первом месте у другого поколения. Но есть факты — упрямая вещь.

Музыкальным критикам, наверное, это проще объяснить. Со стороны виднее, кто работает, кто ищет, у кого шило в одном месте и постоянное желание сделать что-то новое, кто ищет молодых интересных артистов, новых муз. Пару лет назад я поймал такую музу с «Цвет настроения синий», и это меня обновило. Производным (от «Синего») стал «Цвет настроения черный» с Кридом, потом дуэт с Zivert (Life), потом — с Давой в этом году ("Ролекс").

В абсолютном вакууме появляется замечательный парень (DAVA — Давид Манукян), очень добрый, светлый, с красивой идеей, который меня абсолютно зажег в этом ватном состоянии карантинного ничегонеделания. Это не высчитывалось специально, так получилось, и такой резонанс.

Как шутила Пугачева: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно с молодым», а в моем случае — с молодыми. В этом, наверное, и есть секрет того, что происходит со мной: с молодым поколением я на равных, и они — со мной. Удивительные ребята — и Егор Крид, и Zivert, они другого поколения, но с невероятным уважением ко мне. За выслугу лет? Не знаю. Или они действительно видят во мне товарища по духу? Благодаря им и я молодею, обновляюсь, не бронзовею. Очень им благодарен. При том, что я не бежал к ним, не искал, они сами приходили.

Бесконечно приятно, что тем, кто диктует моду, со мной интересно, а мне интересно с ними. Они вошли даже в круг моей семьи. Мои дети проводят выходные с Давой, занимаются Тик-Токами; Тимати летом ставит моих детей на уэйвборды. Удивительный коннект! Все это позволяет мне оставаться актуальным и востребованным, я чувствую это, несмотря на то, что нет концертов. Вижу восторг в глазах молодежи, когда появляюсь в каком-нибудь модном клубе. Я у них стал своим, это очень ценно, приятно, и я этим дорожу.

Мне интересно жить и работать в этом состоянии неуспокоения, а не просто взять и уехать на океан. Хотя я очень завидую тому же Леонтьеву, который проводит замечательные зимние и летние дни отдыхая, или нашей Алле, которая после грандиозного юбилея в 2019 году находится в счастливом умиротворении семейной жизни. Хотя и у меня теперь семейная жизнь прекрасная — с моими детьми.

«Цветы жизни»

Все ругают уходящий год. Я не могу его ругать. Даже самое страшное, что случилось — этот коронавирус, — не то что обошел нашу семью стороной, но мы даже не поняли, что это было — если бы не тест на греческой границе, из-за которого я на две недели попал под карантин. В итоге переболел совершенно бессимптомно. Грешу на «Славянский Базар». Я был на его открытии 15 июля, мне вручили специальную награду «Через искусство — к миру и взаимопониманию», заложили «Василек» с моим именем на Аллее Звезд перед Летним амфитеатром. Через несколько дней я уехал с детьми отдыхать в Грецию и после теста понял, что, видимо, где-то в Витебске это и произошло. На следующий день после фестиваля коронавирусом заболел еще и Лукашенко, а он мне вручал награду. Хотя поди знай. Не пойман — не вор.

До этой поездки я соблюдал строгий карантин, пытался уберечь себя и всех близких от заразы. Но не кашлял, не терял обоняния, ничего. То же самое произошло с Бедросом чуть позже, но тоже практически бессимптомно — слава богу, учитывая его 88 лет и мои не 18.

Конечно, концертов не было. За 30 с лишним лет в эстрадном искусстве мне было непривычно оказаться практически на целый год в домашнем состоянии. Но огромный позитив в том (я уже говорил об этом), что год дал мне возможность рассмотреть, узнать по-настоящему своих детей, для которых прежде я был воскресным папой. Раньше мы проводили отпуска вместе, каникулы, но это — два раза в год. Несказанно мало для того, чтобы как отцу-одиночке растить своих детей. Конечно, дедушки, бабушки, няни, учителя, гувернеры, но все равно папа есть папа. И я почувствовал себя отцом по-настоящему.

Так что если и могу поругать этот год, то только за то, что он лишил меня единственного, как мне раньше казалось, живительного источника — любви публики, концертов, энергии. Но я сполна ее получил, окунувшись в семейный уют, быт, любовь детей. Они взрослые уже, мы разговариваем на все темы. Они получают ответы на все вопросы, которые задают. Поймал себя на мысли, что, уезжая из дома по делам, считаю часы и минуты, когда снова окажусь дома, чтобы поговорить с детьми, посмотреть вместе любимые фильмы. И как ни странно, это состояние я хочу продлить.

Фото: пресс-служба артиста

«Карт-бланш для Little Big»

Продолжаем проект с Наташей Гордиенко, которая будет представлять Молдову на «Евровидении-2021» с нашей греческо-болгарско-российской интернациональной командой DreamTeam. Новая песня уже практически завершена.

Конечно, грустью и ложкой дегтя в этом году было то, что отменили «Евровидение» — мой адреналин, который я каждый год в себя вливаю. Тем более что моя DreamTeam и я должны были представлять две страны — Молдову (с Горденко) и Эстонию (с Уку Сувисте). Но зато вышел художественный фильм «The Story of Fire Saga» о «Евровидении», где главного героя — участника из России Александра Лемтова — сыграл Дэн Стивенс, а прообразом для своей роли он взял меня, назвав в интервью «power pop-opera singer» (мощным поп-оперным певцом). Об этом писали все американские и европейские издания. В фильм даже включили документальные кадры с «Евровидения-2019» из Израиля, на которых запечатлены мои дети, мой папа Бедрос.

Если, конечно, в этом году в Роттердаме все состоится, и я туда приеду — представляю, что там будет твориться, в том числе из-за этого фильма. Это же надо умудриться: выступить в 1995 году, занять 17-е место и за эти годы превратиться в «Мистера Евровидение». Это только со мной могло случиться. Говорил, что возьму этот конкурс измором, независимо как — продюсером, композитором, соавтором, — и вот беру. Конечно, не в «изморе» дело — я просто кайфую от этого праздника, и он мне нравится. И эта любовь все-таки взаимна, раз, создавая фильм про «Евровидение», прообразом русского артиста стал я, Филипп Киркоров. Это мне льстит.

Неприятно, что сократили аккредитации для делегаций в два раза. По живому режем людей. Дело не в «королевском» размахе, а в функциональности: стилисты, визажисты, хореографы, операторы… Каждый занимается своим делом, «туристов» у нас никогда не было. Гости бывали: DJ Катя Гусева, дети приезжали, Бедрос, группа поддержки, но все по минимуму. На данный момент все это априори не рассматривается. План А (организаторов Евросонга) подразумевает все-таки живые выступления в зале при ограниченном присутствии зрителей и целом ряде условий, если, например, Евросоюз примет закон об обязательном вакцинировании приезжающих. А по плану Б, если ситуация с пандемией не улучшится, мы должны будем в павильоне по соответствующим правилам записать номер: зал 10х10, три дубля на выбор, представитель EBU. Если кто-то из артистов получает положительный тест на COVID, то делегация не приезжает, а в трансляцию из Роттердама вставляется номер, снятый в студии.

Слышал, что Little Big тоже готовят песню, которую представят руководству телеканала на общих основаниях наряду с другими заявками. У них, безусловно, есть карт-бланш на участие, если будет хорошая песня.

«Шебуршание зверинца»

35 лет творческой деятельности — приличная дата. 25 мая 1985 года я впервые вышел на профессиональную сцену Московского театра эстрады с песней Шаинского «Московские ритмы». Это был концерт «Молодые — молодым». Что это было за время? Всего лишь 10 лет популярности Аллы Пугачевой, певицы номер один — тогда и сейчас. А сегодня Дима Билан уже 20 лет на сцене! Совершенно другое время тогда было, другая жизнь. Столько всего произошло за эти годы!

Мой первый хит «Атлантида» был написан в 1988 году. Я не ожидал, что так надолго задержусь в этом жанре. Но и не думал особо о будущем, что и как будет. Кайфовал всегда от каждого дня, жил этим днем и полностью ему отдавался. Может быть, сегодня секрет моего кайфа именно в этом…

Клип «Романы», где сыграла Варнава, может служить кейсом из серии «А так можно?». Самый обсуждаемый и самый провокационный клип года, запоминающийся и не оставивший равнодушным никого. Даже на телеканале «Дождь» возникла бурная дискуссия об этой работе, а клип был номинирован на международных фестивалях в Нью-Йорке, Будапеште и в других странах.

За год я выпустил два альбома, 37 песен, которые, к сожалению, из-за пандемии не удалось презентовать в Кремле — отложили пока до лучших времен. Потом я завел Тит-Ток и стал трендсетером и лидером мнения. Это немаловажно. Шутка ли: просто сидя у себя дома в Мякинино на острове — и 12 млн просмотров! Нашумевшие скетчи на карантине, которые мы делали с Мариусом Вайсбергом, режиссером фильма «Любовь в большом городе». Одними из самых нашумевших были скетч про ВДВ и шутки про презерватив «Пупырка». Съемки нового «Ералаша». Шоу «Маска», где я был председателем жюри, — самое рейтинговое шоу на телевидении, побившее все рекорды просмотров среди всех возрастов.

Благотворительная распродажа моего звездного гардероба. Фееричные детские праздники, которые я создал, веселя сперва своих детей, а потом и детей моих друзей. Провели прекрасный день рождения Гарика и Лизы — детей Аллы и Максима, детей Жасмин, Тани Навки. Эти праздники пользуются большой популярностью, потому что я их делаю как для своих детей. То есть, несмотря даже на затишье, все-таки что-то где-то придумывалось, делалось…

Да, денег мы не заработали. Но за 30 лет появилось нормальное состояние не чувствовать себя униженным. Как говорила наша великая певица: «Денег нужно столько, чтобы не чувствовать себя униженным». Полностью согласен с этой фразой. Конечно, я никогда не стану бизнесменом-миллиардером, олигархом и в Forbes не войду, но у меня свой «Форбс» — миллионы телезрителей, зрителей, которые посетили мои концерты. И другого мне не надо.

Не надо унывать. Мне грех жаловаться. Я не покупаю яхты, не меняю машины как перчатки. Да, трачу деньги на шмотки. Это часть моего образа жизни, имиджа, сцены. Я люблю красиво появиться на телевидении, эффектно выйти в свет. Мне нравится это, и я знаю, что это нравится моим поклонникам. А кого-то это раздражает. Я мог бы, наверное, иметь в десять раз больше всего — и недвижимости, и свой самолет давно. В моем гардеробе, наверное, уже три дома в Майами закопано. Но ни о чем не жалею. Это у меня от бабушки, цирковой актрисы…

В наступившем году я делаю ставку на очень серьезную песню. Она уже есть. Думаю над концепцией клипа, подачей. Не супермодное произведение, хотя и на современном языке, лирика. Я знаю, что лирику от меня ждут мои зрители. Той же песне «Снег» в этом году 10 лет, а казалось, это было вчера, когда «великие» программные директора не хотели брать ее в ротации, говоря мне: «Это песня обречена, в ней нет припева». Я говорю: «В песне «Не отрекаются любя» припева тоже нет, а это — гениальная песня, которая стала грандиозным хитом Аллы Пугачевой». «А вот тут у вас рифма не в порядке», — продолжали они дуть в свою дуду. Я в ответ: «А вы знаете, что песня «Старинные часы» написана вообще без рифмы? А песня вошла в золотой фонд не только Пугачевой, но и всей нашей музыки».

Дилетантство и безграмотность программных директоров, которые не понимают, не знают, не владеют профессией. Одни понты. Поэтому мне с ними скучно. Поэтому давно уже никуда ничего не ношу и не предлагаю. Сижу, ножки свесил и с интересом посматриваю на все происходящее в этом шебуршании их зверинца, в котором, как им кажется, они руководят.

Фото: пресс-служба артиста

«Разменная монета»

Верь или не верь, но когда мне предложили спеть песню «Любимую не отдают», то рассказали историю про то, что в стране (Беларуси) напряженная ситуация, очень все плохо, и надо спеть что-то про любовь. Песня мне понравилась, я понятия не имел, что там какая-то цитата Лукашенко. Я что, слушаю все его речи? Я увидел состав артистов — он совершенно не вызвал у меня подозрений в какой-то политизации. Я не увидел в этом ничего плохого, спел свою строчку, принял участие как человек, который 30 лет приезжал в эту страну — с концертами, на фестиваль «Славянский Базар» — и эта страна всегда встречала меня гостеприимно. Президент вручал мне государственную награду (Орден Франциска Скорины) от лица народа, который ходит на мои концерты. У меня заслуженный вклад в пропаганду белорусской культуры и музыки. На «Евровидении» наш результат с Димой Колдуном (2007) — самый высокий для Беларуси (6-е место) за все время ее участия в конкурсе.

И тут началось: возвращай награду «кровавому диктатору»… Я не понимаю, почему должен возвращать награду, заслуженную трудом и потом. Она не далась мне как подарок судьбы. Я пахал на Беларусь, я стоял под белорусским флагом в 2007 году (на «Евровидении») и получил награду, которую президент вручил мне от лица народа. С какой стати нужно от всего этого отрекаться? Какая у меня должна быть мотивация?

Меня всю жизнь стараются сделать разменной монетой — будь то войны между кланами в нашем эстрадном мире или политические войны в странах или между странами, которые все для меня родные. Я никогда не шел в толпе — все это знают. Делал так, как хочется мне, и поступал по чести и по совести. Главное мое правило: коней на переправе не меняют. Никогда не сдавал тех, с кем долго работаю или с кем дружу и в хороших отношениях. Это — мой принцип жизни.

А артисты оказываются заложниками войн — то тут, то там. Да, мне жалко моих поклонников в Беларуси, если они страдают. Мне жалко моих поклонников в Украине, которых я семь лет не могу увидеть по причине того, что посетил детский фестиваль «Новая Волна» в Крыму и стал из-за этого невъездным в Украине. Эти поклонники пишут мне письма, переживают, что не увидели шоу Франка Драгоне «Я», шоу «Цвет настроения синий»…

Мой друг, с которым я делил одну сцену и телеэфиры, Владимир Зеленский теперь отрекся от меня. А мы же дружили — не разлей вода! Наверное, можно было как-то решить вопрос по Филиппу Киркорову, который ничего плохого Украине не сделал, является ее народным артистом, получил звание, кстати, из рук далеко не пророссийского президента Виктора Ющенко — и не потому, что спел десять раз «Шарманку», и растроганный Леонид Данилович Кучма вручил «народного» Коле Баскову, а за то, что я стоял под украинским флагом в 2008 году и представлял на «Евровидении» Ани Лорак, которая заняла 2-е место. Это тоже был поступок. Такой же, когда я стоял под флагом Молдовы с группой Do-Re-Dos. Я не стоял под флагами Франции, Англии… Я родился в СССР. Для меня и Украина, и Беларусь, и Молдова, и другие страны — единое культурное музыкальное пространство. Для меня не существует границ.

Поэтому мне очень жалко поклонников в Украине, которых я не могу увидеть уже семь лет. Меня это расстраивает, возмущает и будоражит сознание. Это моя боль на сегодняшний день. Кто-то скажет: «Да кому теперь нужен этот Киркоров в Украине?!» Кто-то любит, кто-то не любит… Но 20 лет подряд кто еще заполнял под завязку по десять концертов подряд Дворец спорта «Украина» в Киеве? И кроме любви там я не получал ничего, а больше говна на меня всегда лилось именно здесь, в России…

Мой крик — не от того, что я потерял площадку и деньги, а от того, что в Украине меня всегда ждали как своего, я народный артист Украины, так же, как и народный артист Молдовы… Боль от того, что придумал замечательное совместное шоу с украинской дивой Олей Поляковой на нейтральной территории в Эмиратах на международном музыкальном фестивале, и Оля на свою голову получила в Украине огромные проблемы, ее чуть не распяли. Она, конечно, стойко и мужественно все вытерпела и доказала всем, что, наоборот, ребята, надо радоваться тому, что мы робкими, мелкими шагами прокладываем этот зыбкий мостик между Украиной и Россией такими встречами, концертами. Причем на нейтральной территории. Почему мы не можем выступить на одной сцене?

Очень известный украинский артист бегает теперь от меня как от огня, даже если мы случайно встречаемся где-то под покровом ночи в ресторане. Мол, не дай бог кто-то увидит его со мной. Не буду говорить кто. Я этого артиста очень люблю, он украинская звезда и тоже меня очень уважает. Но я понимаю его чувства, боязнь за безопасность, потому что ему там жить.

В России шума от того, что Киркоров выступил с украинской артисткой Поляковой, не было — наоборот, очень красиво подали, а в Украине подали в каком-то инфернально-извращенном виде. Чуть ли не с врагом народа она пела, который убивал людей. Это нонсенс и паноптикум.

Но все-таки людей поддержавших, в том числе в комментариях под постами, было больше, чем хулителей. Это все-таки радует, хотя понятно и то, что, наверное, еще не самое лучшее время для такой народной, артистической дипломатии.

Вот очередной хайп, самый свежий. Какие-то умники из МИДа Литвы просят Департамент миграции включить меня в список иностранцев, которым запрещен въезд в страну. Теперь я уже и «враг литовского народа». Не буду ни в чем оправдываться, но скажу всем, кто организовывает подобные разборки в разных странах бывшего СССР: я ничего преступного не сделал, пропагандой насилия не занимался, пел и пою песни о любви, независимоот того, в какой стране нахожусь, считаю, что именно любовь объединяет людей, независимо от их гражданства, национальности или сексуальной ориентации. Лично я никому не желаю зла, а только добра…

Postscriptum «ЗД»

В газетах иногда делают сноску: «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». К сказанному Филиппом Киркоровым о Беларуси и Украине я обязан сделать пометку о личном несогласии с некоторыми тезисами «Артиста года», поскольку под материалом все-таки стоит подпись автора.

Возможно, Фил искренен в своей воздушной инфантильности, а возможно, просто прикидывается. Неважно. Многие звезды роспопсы вынужденно или сознательно, под давлением или добровольно, скрепя сердце или с разухабистой удалью, но расписались в эти новые смутные времена в своей безоговорочной сервильности, чего раньше не было. Тем самым они приняли на себя и часть ответственности за многие неприглядные вещи, к которым формально вроде бы и не причастны. Другие при этом не расписались, хотя живут и творят в том же доме.

«Каждый пошел своей дорогой, а поезд пошел своей», — пел рок-поэт. И даже друг, который был не разлей вода, возможно, теперь не сможет протянуть руку помощи. Слишком мутен омут…

Источник: mk.ru

Leave a reply