«7 дней в совриске» показали в Новом пространстве Театра Наций

Share:

Режиссер Егор Матвеев поставил в Новом пространстве Театра Наций спектакль «7 дней в совриске» по пьесе Егора Зайцева с Алисой Хазановой в роли директора Музея современного искусства МIМА. Почему бы и нет? Есть же у нас ММОМА, а в Нью-Йорке MoMА.

Алиса Хазанова в спектакле «7 дней в совриске» Фото: пресс-служба Театра Наций/Ира Полярная

Алиса Хазанова впервые выходит на сцену Театра Наций. Начав сценическую карьеру в Большом театре, она позднее играла в спектаклях Эдуарда Боякова, Филиппа Григорьяна, Максима Диденко, снималась у Николая Хомерики, Ренаты Литвиновой, Валерии Гай Германики, сама стала режиссером, сняв фильм «Осколки». «Этот спектакль можно воспринимать как разоблачающую производственную комедию, а можно как серьезный путеводитель по жизни современного искусства. В работе мы опираемся на российские реалии, а здесь помимо прочих проблем существует множество предубеждений по поводу современного искусства. Мне хочется побороться с ними, как-то защитить русский арт-рынок и дать ему шанс» — так она предварила выход спектакля. Создавая образ руководительницы музея Дианы-Марии, Алиса вдохновлялась Мерил Стрип в картине «Дьявол носит Prada».

Изо всех щелей вылезает самый знаменитый фильм 2017 года «Квадрат» шведского режиссера Рубена Эстлунда, получивший «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах и пять призов Европейской киноакадемии. Его отголоски мы постоянно видим в спектаклях и картинах других режиссеров. В «Квадрате» современное актуальное искусство просто пригвоздили к стене. Там куратор стокгольмского музея генерирует идеи пустоты, а ключевыми персонажами становятся неандерталец, развлекающий арт-тусовку во время чинного обеда, и огромная обезьяна, живущая в доме американской журналистки, с которой у главного героя мимолетный роман. Эстлунд лихо и смешно воспроизводит нравы арт-среды, безумный мир бесполезных людей, претендующих на причастность к искусству.

Егор Матвеев тоже пытается посмеяться над его российским аналогом и тоже выпустит черную гориллу на сцену. Выпускник ГИТИСа, ученик Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова, он принимал участие в лаборатории Театра Наций, имеет опыт музейного и театрального кураторства, которым и наделил своего самонадеянного героя в исполнении Федора Левина. Он куратор из разряда авантюристов.

Егора Матвеева вдохновил мировой бестселлер Сары Торнтон «Семь дней в искусстве», вышедший в 2008 году. На его основе и написана пьеса Егора Зайцева. Режиссер попытался показать изнанку современного российского искусства, в котором, по его словам, стерты грани между талантом и бездарностью, заработанной репутацией и ничем не прикрытым кумовством.

Директор галереи в исполнении Алисы Хазановой начинала в 90-е с продажи шуб, запах которых она и теперь чувствует за версту. Тогда и сколотила состояние. Прежняя поставщица шуб в какой-то момент в ней проснется, и от чеканной законодательницы новых трендов не останется и следа.

Инвестором выставки станет ее бывший муж, занимающийся поставками цветов и бананов. Его роль сыграл колоритный Владимир Большов. Альберт Иванович готов открыть торговую точку в музее и продавать там нечто диковинное, скажем, бананы в черной упаковке. Дуэт бывших супругов по сути комичен, но стоило бы довести его до нужного градуса, что могло бы придать иронии и жизни спектаклю, который пока лишен «мяса» и зиждется на стереотипах. Елизавета Юрьева играет координатора выставки — типичную барышню в типичных обстоятельствах. Своими манерами и даже чисто физиономически она вполне соответствует многочисленным прототипам. Есть еще рабочий парень Андрей (Роман Евдокимов), которому уготована необычная судьба. И он к ней готов и со временем даст еще всем прикурить — в этом можно не сомневаться. Ключевые фигуры выведены, но пока еще лишены той игры и магии, без которой театр никогда не поднимется над простой констатацией фактов.

На экране, установленном на сцене, появляются реальные представители арт-богемы: Ольга Свиблова, Василий Церетели, Павел Пепперштейн, фигурирует современное издание о моде, представляет которое персонаж в облике актера Александра Кузнецова, упоминается премия Кандинского.

Художник-постановщик спектакля Денис Сазонов установил на сцене гигантский черный банан с нимбом. Он должен произвести фурор в арт-среде. Пусть не такой, как некогда приклеенный скотчем к стене в инсталляции Маурицио Каттелана, а потом вырванный «голодным художником». Но и наш черный полированный гигант — не меньший обман. Он — не золотой, как заявляли авторы выставки. Но и это можно обернуть в свою пользу.

Сей шедевр создан русским Бэнкси. Он не намерен появляться перед публикой, иначе какой же он Бэнкси. Но в российских реалиях живой художник — а не таинственное нечто — должен присутствовать на открытии выставки. Значит, придется кому-то сделать это за него. Монтировщик из Ростова-на-Дону вполне его может заменить. До открытия выставки остаются считаные часы, но она переносится из-за визита министра, даже не культуры. Любой ценой надо добиться личного успеха, заявить о себе в СМИ (если о тебе не написали, значит, ничего не было), получить премию. Все в напряжении на фоне пустоты. И такая дребедень целый день.

Источник: mk.ru

Leave a reply