Экономисты предупредили о двухлетней рецессии при оптимистичном сценарии

Share:

Роста безработицы и бедности не избежать

При любом сценарии будет сложно избежать скачка бедности или безработицы, констатирует ЦМАКП. Для России этот кризис может оказаться куда более серьезным, чем для мира в целом, поскольку на «карантинный шок» с остановкой в крупных городах целых секторов бизнеса накладывается падение цен на нефть и нефтяных доходов на фоне «исчерпавшей себя экономической модели, сильно завязанной на нефтяной фактор и уже не способной к интенсивному росту». Снижение цен на нефть приведет к тому, что существенная часть распустивших персонал на карантин предприятий «просто не смогут полноценно открыться вновь», предупреждает ЦМАКП.

Доклад центра готовился до заявлений президента США Дональда Трампа и подтверждения президентом Путиным того, что мировые производители нефти, включая Россию и Саудовскую Аравию, могут договориться о сокращении совокупной добычи как минимум на 10 млн барр. в сутки (с текущего уровня 100 млн). Министр энергетики США сказал 3 апреля, что сделка может быть достигнута в течение нескольких дней. Хотя эти заявления обусловили отскок нефтяных фьючерсов до $35 за баррель, гарантии будущих договоренностей нет: Путин настаивает на том, что бремя сокращений должны разделить Соединенные Штаты, а США отказываются это обсуждать. Кроме того, затоваривание рынка нефти не единственная проблема: одновременно с ростом предложения резко снижается мировой спрос в связи с пандемией и остановкой транспорта и многих предприятий.

ЦМАКП и без того закладывает относительно высокие цены на нефть в свой «жесткий» сценарий: $37–40 за баррель Urals в среднем в 2020 году (на прошлой неделе котировки Urals опускались до $11–13, минимумов с 1999 года). Поэтому даже с учетом возможной сделки мировых производителей по сокращению поставок нефти потенциально выросшие цены могут не превысить сценарные условия ЦМАКП. Добыча и экспорт российских углеводородов при этом сократятся, что ограничит выигрыш от роста цен.

Стимулы на 2,5% ВВП

«Конструктивный» сценарий, потенциально ограничивающий глубину экономического спада в России, потребует от российского государства масштабной программы антикризисных мер, к которой на данный момент власти еще не готовы. По оценкам центра, бюджетные стимулы должны составить не менее 2,6 трлн руб. только в 2020 году (около 2,4% ВВП 2019 года), чтобы обеспечить фискальное стимулирование (прежде всего в части уже заявленных президентом социальных инициатив). В сценарий с активными мерами государства заложены:

  • уже объявленное снижение страховых взносов для малого бизнеса с 30 до 15% (выпадающие доходы социальных фондов составят 300 млрд руб. в 2020 году);
  • формирование антикризисного фонда в размере 300 млрд руб. на 2020 год (и еще 200 млрд руб. в 2021 году);
  • перераспределение части ранее утвержденных расходов федерального бюджета (400–500 млрд руб.) на поддержку отраслей и сохранение занятости;
  • выполнение в полном объеме (в том числе за счет средств, которые поступят в бюджет от ЦБ в рамках сделки по продаже правительству Сбербанка) всех обещанных президентских мер по социальной поддержке населения;
  • увеличение бюджетных расходов на 1 трлн руб. за счет использования дополнительных нефтегазовых доходов ФНБ, перечисленных в него по итогам 2019 года;
  • увеличение суммарного дефицита бюджетов регионов до 0,5% ВВП (около 550–600 млрд руб.) в целях региональной поддержки малого и среднего бизнеса.

Помимо этого потребуются меры монетарного стимулирования: ЦБ должен будет воздержаться от повышения ключевой ставки, поддерживать невысокую стоимость государственных заимствований на внутреннем рынке (за счет, в частности, воссоздания института первичных дилеров на рынке гособлигаций), предпринять дополнительные меры по снижению волатильности ставок по долговым обязательствам компаний — в частности, предотвращать кассовые разрывы и технические дефолты у крупных системообразующих игроков. Такая политика может привести к скачку инфляции в 2020 году, оговаривается ЦМАКП, но он будет временным (7,5–8%), а впоследствии инфляция будет быстро падать.

Объем фискальных стимулов, предлагаемый центром, выглядит реалистично: 2,4–2,5% ВВП — это объемы господдержки, сопоставимые со стимулами, которые сейчас выделяют на борьбу с последствиями пандемии такие страны, как Франция, Италия, Испания. Германия решила выделить более 4% ВВП. США направляют рекордные 10% ВВП на борьбу с вирусом и экономическими последствиями. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин предложил выделить не менее 5% ВВП на борьбу с кризисом в России, но эта цифра выглядит завышенной в условиях низких цен на нефть и желания правительства сберечь валютные резервы.

К настоящему времени правительство России зарезервировало на борьбу с кризисом 1,4 трлн руб. (около 1,3% ВВП), говорил премьер-министр Михаил Мишустин. Большинство экономистов считают, что этого объема фискальной поддержки недостаточно; он невелик по меркам других стран.

Что касается социальных индикаторов, ЦМАКП считает, что в сценарии с активной антикризисной политикой безработицу на пике в 2021 году удастся сдержать в пределах 5,5–5,8% (сейчас около 4,6%), после чего она будет интенсивно снижаться.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Источник: rbc.ru

Leave a reply